Главное

Международная аналитика

 

Международная аналитика - 2016. Выпуск 4

 

В Узбекистане задумались о преемнике президента

Президент Узбекистана Ислам Каримов госпитализирован с кровоизлиянием в мозг.

Президент Узбекистана Ислам Каримов 27 августа был госпитализирован с кровоизлиянием в мозг. Новость о состоянии здоровья президента была озвучена на национальном телеканале уже на следующий день. В связи с этим определенные круги в республике уже обсуждают вопросы, касающиеся будущего страны в связи с дальнейшей дееспособностью главы Узбекистана. Эксперт аналитического центра Института международных исследований МГИМО Шарбатулло Содиков рассказал «Известиям» о возможном преемнике Каримова.

— Несмотря на то что Ислам Каримов раньше не раз попадал в больницу, открытых заявлений по этому поводу не было. В данный момент уже официально подтверждено, что он находится под наблюдением врачей. Это наталкивает на определенные мысли о необходимости готовить преемника. Врачи понимают, что продолжить управление страной после восстановительного периода будет крайне сложно. Ранее Ислам Каримов рассчитывал, что его место займет старшая дочь — Гульнара. Однако эти ожидания не оправдались, более того, она является фигуранткой нескольких антикоррупционных дел (младшая дочь президента Лола Каримова-Тилляева в 2016 году заявила, что достижение власти не входит в ее жизненные цели. — «Известия»). Согласно конституции страны, преемником должен стать спикер парламента Нигматилла Юлдашев, однако он не пользуется поддержкой «семьи Каримова». Наиболее вероятным преемником на сегодняшний день становится действующий премьер-министр Узбекистана Шавкат Мирзияев, занимающий этот пост последние 13 лет. Как и Каримов, он является выходцем из Самаркандской области, — считает Шарбатулло Содиков.

По его мнению, кардинальных изменений с возможным приходом к власти Шавката Мирзияева в Узбекистане ожидать не стоит.

— Скорее всего, президентом будет именно Мирзияев, который по сути является воспитанником Каримова. В связи с этим серьезных изменений в Узбекистане ожидать не стоит. Но есть надежда, что с его приходом начнется постепенная демократизация страны, какое-то улучшение. Нынешнее правительство, властные структуры республики поддерживают его в полном объеме. Сегодня никто не может открыто критиковать президента и власть в Узбекистане, но с приходом Мирзияева эта ситуация может значительно смягчиться. В сфере социальной стабильности региона тоже возможны улучшения. Каримов всячески противился широкому сотрудничеству с ЕАЭС, опасался, что Узбекистан потеряет суверенитет. Мирзияев же может начать региональное сотрудничество, что тоже является позитивным сигналом, — отметил эксперт. — Также в Узбекистане могут активизироваться и оппозиционные политические силы, которые ранее были признаны террористическими. По реакции в социальных сетях мы видим, что народ Узбекистана надеется на изменения. Но революции ждать не стоит — будут формальные выборы, которые пройдут гладко, как всегда.

Как отмечает научный сотрудник Центра изучения Центральной Азии и Кавказа Института востоковедения РАН Станислав Притчин, до официальных заявлений рассуждать о возможных преемниках Ислама Каримова преждевременно.

— Прежде чем говорить о том, кто будет претендовать на власть и у кого из кандидатов больше шансов, нужно определиться с тем, в каком состоянии находится сам Ислам Каримов и сможет ли он исполнять свои обязанности. Все останется так, как есть, до проведения официальных процедур, а именно — заявления о недееспособности и назначения даты выборов, — отметил Станислав Притчин.

По мнению эксперта, на сегодняшний день нет никаких весомых оснований давать точные прогнозы.

— Публичной политики и конкуренции в Узбекистане нет, как нет и возможностей для этого. Будем исходить из того, кто будет выдвигаться на пост президента. Вероятно, уже начались подковерные игры на предмет того, какие альянсы придут к власти в случае ухода Каримова. Однако есть вероятность того, что Каримов вернется, и эти игры могут обернуться против активных участников борьбы за власть, — подчеркнул Станислав Притчин.


Источник: «Известия»

Хамадан, полет нормальный: Иран может предоставить России дополнительные базы

Как заявил спикер иранского парламента Али Лариджани, Тегеран не запрещал Москве использовать авиабазу в Хамадане для полетов над Сирией. По его словам, Тегеран продолжает активно сотрудничать с Москвой в борьбе с терроризмом.

Чуть ранее ряд СМИ сообщили, что Иран отозвал право использовать авиабазу для российских самолетов дальней авиации. Лариджани также отметил, что иранская база «Шахид Ноже» в Хамадане никому не предоставлена на постоянной основе, а используется для дозаправки.

«Никто не говорил, что база в Хамадане будет использоваться длительное время. Насколько я понимаю, у многих возникла некая эйфория, что у нас появился дополнительный аэродром подскока. Принимая решение, иранское руководство столкнулось с серьезным давлением консервативных кругов иранского общества. Иранская элита неоднородна и консерваторы играют большую роль во внутренней политике. Но из этого нельзя делать выводы о том, что у нас значительно ухудшатся российско-иранские отношения», — комментирует «Экономике сегодня» ведущий научный сотрудник института Востоковедения РАН, политолог Владимир Сотников.

По его мнению, жесткое заявление министра обороны Ирана вызвано внутренней политической кухней и внутренними соображениями. «Если взять всю историю развития республики Иран после 1979 года, то ни одно иностранное государство, даже дружественное, не использовало свои войска на территории этой страны. Это один из краеугольных камней внешней политики Ирана. Продолжается борьба между консервативными представителями иранского истеблишмента и руководством президента Роухани. Здесь ничего тревожного для России я не вижу», — продолжает Сотников.

Россия и Иран против терроризма

Член российского совета по международным делам, эксперт Центра военно-политических исследований МГИМО Шарбатулло Содиков уверен, что на стратегию или ход операции в Сирии решение Тегерана не повлияет, поскольку поставленные задачи мы выполнили в полном объеме.

«Я думаю, что при необходимости нанесения последующих ударов, Иран не откажет России в предоставлении базы. Россия сегодня одно из немногих государств в мире, которое близко сотрудничает и поддерживает Иран. Если он откажется предоставлять авиабазу, то это будет скорее удар по самому Ирану, поскольку угроза ИГИЛ (запрещенная в России террористическая организация, прим. „ЭС“) для него гораздо серьезнее, учитывая географическое положение страны. На мой взгляд, Тегеран при необходимости всегда готов нам предоставить базы не только в Хамадане, но и других территориях страны. В борьбе с террористами, как показала практика, в одиночку невозможно добиться успеха», — считает Содиков.

Существует мнение, что свою роль в недопонимании по использованию военной базы сыграло, в том числе давление со стороны администрации США. Но Владимир Сотников считает иначе: 

«У Ирана есть свои национальные приоритеты и соображения. Вряд ли иранцы прогнулись под давление со стороны администрации США, они все же довольно независимы в принятии политических решений. Тегеран хотел бы развивать отношения с Западом, когда большинство санкций уже снято. Я не исключаю того, что когда принималось решение по Хамадану, эти соображение могли сыграть свою роль. Но на самом деле у Ирана довольно активная и продуманная позиция по внешнеполитическим вопросам, и он останется партнером РФ в том, что касается разрешения сирийского кризиса. Внутреннее давление в этой ситуации стало определяющим», — уверен эксперт.

Андрей ПЕТРОВ

Источник: ФБА «Экономика сегодня»

Не заметать под ковер: Россия выведет дружбу с Турцией на новый уровень

Представитель МИД Мария Захарова пообещала: на фоне потепления отношений Россия сделает более тесными отношения с Анкарой по военной и полицейской линиям, а террористов на территории Турции станут активно преследовать. По мнению экспертов, теперь в этом заинтересован и турецкий лидер.

«На извинения перед Россией после охлаждения отношений Реджепа Эрдогана толкнули турецкие элиты, — рассказал ФБА „Экономика сегодня“ член российского совета по международным делам, научный сотрудник Аналитического центра ИМИ МГИМО Шарбатулло Содиков. — Элиты внутри страны напирали на необходимость борьбы с терроризмом в Сирии и активно порицали турецкого лидера за совместный бизнес с экстремистскими группировками. Когда накал в обществе стал опасен, Эрдоган пошел на извинения.

А вскоре прогремели взрывы в стамбульском аэропорту, унесшие десятки человеческих жизней. Турецкий лидер понял: его собственная страна столкнулась с угрозой, с которой в одиночку Турции не справиться. И пренебрежительная риторика Эрдогана в части борьбы с терроризмом сразу сменила тон. Анкара поняла, что заинтересована в тесном сотрудничестве с Россией для обеспечения собственной безопасности».

Ранее в МИД России сообщили, что после нормализации отношений с Турцией активизируется взаимодействие двух стран для антитеррористической работы.

«Россия от Эрдогана сегодня ждет лишь конкретных действий по активизации этой деятельности. Невозможно вести эффективную борьбу по уничтожению экстремистов в Сирии, когда они регулярно переходят границу и получают лечение в Турции, оттуда же идут поставки оружия и дополнительные силы. Если граница будет в ближайшее время перекрыта, сотрудничество на уровне спецслужб выйдет на качественно новый уровень», — считает эксперт.

По его словам, работа по линии Интерпола между двумя странами не прекращалась, и соглашения об экстрадиции никто не отменял. Потому взаимный обмен осужденными за преступления по договоренности продолжится.

«Любая дестабилизация за пределами России — не в интересах России, по такому принципу работает внешнеполитическое ведомство РФ, — отметил Шарбатулло Содиков. — Потому традиционно Москва не ищет врагов во внешней политике, а старается наладить дружественные контакты. У терроризма нет национальности и религии — Анкара это, будем надеяться, поняла. Если Турция пойдет на сближение ради достижения общей безопасности, Москва воспримет это адекватно».

Максим БУТ


Источник: Экономика сегодня

Коалиционные силы ОДКБ — заслон Центральной Азии

Научный сотрудник Аналитического центра ИМИ МГИМО Ш.Содиков об угрозах безопасности со стороны Ближнего Востока и коалиционных силах ОДКБ как механизме защиты Центральной Азии и России.

В эпоху глобализации целый ряд вопросов, имеющих важнейшее значение для развития государства, не может быть решен в двустороннем формате. Для решения этих вопросов требуются другие институциональные формы взаимодействия и, прежде всего, надгосударственные образования и международные организации.

Сложившиеся геополитические условия и непростая ситуация в мире заставляют государства объединяться в коалиции для совместного решения ряда проблем, прежде всего, для обеспечения собственной безопасности.

Эпицентром дестабилизирующих факторов на международной арене продолжает оставаться Ближний Восток (Афганистан, Пакистан, Ирак, Сирия), который угрожает интервенцией нестабильности государствам Центральной Азии, а, следовательно, и России. Не случайно в «Концепции внешней политики Российской Федерации» приоритетной задачей является выстраивание партнерских отношений со всеми государствами Центральной Азии. Это необходимо для комплексного подхода к нейтрализации угроз в регионе и созданию условий, в которых Россия будет находиться не в кольце врагов, а в кругу друзей.

Подобные дестабилизирующие факторы описаны в «Стратегии национальной безопасности России до 2020 года», которая позиционирует их в виде развития националистических настроений, сепаратизма, религиозного экстремизма и наркотрафика.

Таким образом, интересы России в Центральной Азии обусловлены, прежде всего, задачами обеспечения собственной национальной безопасности. Главным образом это касается недопущения возможности распространения экспорта нестабильности из Афганистана в центрально-азиатский регион. В связи с этим фактор Таджикистана, как гаранта коллективной безопасности, чрезвычайно важен. Таджикистан непосредственно граничит с Афганистаном, что делает его наиболее уязвимым в плане угроз возможного экспорта нестабильности из этой страны. Прежде всего, речь идет о распространении каналов наркотрафика.

Практика показала, что наиболее эффективной межгосударственной организацией для решения задач обеспечения комплексной безопасности в регионе является Организация договора о коллективной безопасности (ОДКБ). Согласно Уставу ОДКБ, все страны-участницы помимо регулярного взаимодействия по широкому спектру вопросов безопасности (противодействие экстремизму, терроризму, незаконному обороту наркотических и психотропных средств) обязаны помочь стране-партнеру в случае возникновения внешней агрессии. Это дает возможность Таджикистану рассчитывать на помощь союзников в случае экспорта нестабильности из Афганистана, а союзники благодаря этому получают возможность оперативно нейтрализовать угрозу на начальной стадии ее проникновения в регион.

Особую роль в этом процессе сыграл экс-секретарь Совета безопасности Таджикистана Амиркул Азимов, который один из первых поддержал инициативу России по созданию миротворческих сил в регионе и внес огромный вклад в решение практических задач по обеспечению безопасности и борьбы с наркоугрозой, которая всерьез раскачивает здоровье российской нации.

Так, по данным ФСКН, в современной России насчитывается 7,3 млн наркоманов. По сравнению с 1980-ми годами количество наркоманов увеличилось в 146 раз. Причиной такого положения дел является недостаточный пограничный режим. При этом более 90% наркотиков ввозятся в Россию из-за границы. В то же время на границе изымается менее 1% наркотиков.

В структуре потребления наркотических средств и психотропных веществ по-прежнему преобладает героин афганского происхождения, который производиться в таких провинциях Афганистана как Бадахшан, Кундуз, Балха, Тахар и в дальнейшем идет по «северному маршруту» через Центральную Азию в Россию и Европу.

Одним из важнейших рубежей наркотрафика из Центральной Азии является граница Казахстана с Россией. Через российско-казахстанскую границу наркотики ввозятся практически на всем ее протяжении за исключением Республики Алтай.

Производство и распространение наркотиков становиться «ящиком Пандоры», создающим благоприятные условия для процветания всего комплекса дестабилизирующих факторов. Не стоит забывать, что основным источником финансирования терроризма и экстремизма, сепаратизма и национализма является наркоиндустрия, которая способствует его росту и оснащению материально-технической базы. Не случайно боевики ИГИЛ активизировались именно на юге Афганистана, где сконцентрировано более 70% производства наркотиков. Президент России Владимир Путин, выступая по этому поводу на заседании Совета коллективной безопасности ОДКБ, выразил серьезную обеспокоенность этим фактом и заявил о необходимости предотвратить закрепление позиций ИГИЛ в Афганистане и усилить охрану таджикско-афганской границы.

Укрепление позиций экстремистских сил на территории Афганистана, сопровождающееся активными боевыми действиями в провинциях Сари-Пул, Фарьяб, Джоунди, а также масштабное наступлением Талибов на Кундуз, граничащий с Таджикистаном, угрожает прорывом таджикско-афганской границы и дестабилизацией ситуации в центрально-азиатском регионе.

В этой связи, именно на территории Таджикистана в конце апреля 2016 года прошли учения военных разведок государств-членов ОДКБ «Поиск-2016». Учения позволили апробировать стратегию противостояния внешней агрессии на территории Таджикистана, а также апробировать совместную работу военных разведок стран-участниц ОДКБ по выявлению и обнаружению диверсионно-разведывательных и террористических групп и их оперативному уничтожению.

Учения позволили получить материал, который ляжет в основу усовершенствования разведывательных механизмов обеспечения коллективной безопасности в регионе (в первую очередь в Таджикистане), а модернизированная по решению руководства России 201-ая российская военная база в Таджикистане, которая помимо модернизации военной техники и боеприпасов увеличила свой личный состав до 9 тыс. военнослужащих, будет оказывать содействие Таджикистану в сдерживании угроз, исходящих с территории Афганистана.

Таким образом, оказывая помощь Таджикистану в отражении дестабилизирующих факторов, Россия совместно с другими странами-участницами ОДКБ обеспечивает безопасность в центрально-азиатском регионе. Таджикистан находится в зоне риска и в случае прорыва таджикско-афганской границы примет удар на себя и станет полем битвы коалиционных сил ОДКБ с боевиками. Выполняя функцию заслона, входящая в коалиционные силы ОДКБ и находящаяся на периферии 201-ая российская военная база обеспечивает Таджикистану, а, следовательно, и всему центрально-азиатскому региону, надежную гарантию безопасности.

Благодаря конструктивному руководству генерального секретаря Николая Бордюжи ОДКБ продолжает оставаться «живой» организацией и гарантом безопасности и стабильности в регионе. И что немаловажно, в отличие от блока НАТО ОДКБ обеспечивает безопасность в регионе по внешней периферии афганских границ, не нарушая суверенитет и не вмешиваясь во внутренние дела суверенных государств.


Источник: Портал МГИМО

Локальные бои в Карабахе не перерастут в большую войну

СодиковЭксперты НСН уверены, ОДКБ не допустит, чтобы карабахский конфликт перерос в большую войну.

Обострившийся за последние два дня конфликт вокруг Нагорного Карабаха может в долгосрочной перспективе представлять угрозу и для Ирана. международное сообщество должно как можно скорее уделить больше внимания урегулированию этого конфликта, заявил иранский политик Хасан Шариатмадари.

«Иран как сосед Армении и Азербайджана мог бы помочь урегулировать конфликт и предотвратить развязывание полноценной войны, которая может представлять серьёзную угрозу для безопасности Ирана», — цитирует политика азербайджанское агентство Тренд.

В беседе с НСН научный сотрудник МГИМО Шарбатулло Содиков заявил, что в отличие от политиков в Тегеране не опасается превращения многолетнего локального конфликта в большую войну в Закавказье.

«Первый и главный интерес сопредельного государства — соседский. Северо-западные провинции Исламской Республики Иран граничат как с Азербайджанской Республикой, так и с Республикой Армения и непризнанной Нагорно-Карабахской Республикой. Так что любая дестабилизация у границы с любой стороны — не в интересах Тегерана», — объяснил собеседник НСН.

Вместе с тем, добавил он, прогноз иранского политика по поводу расширения театра военных действий не является реалистичным.

«Данный прогноз является пессимистическим, поскольку конфликт едва ли перерастёт в полномасштабную войну между Баку и Ереваном. Дело в том, что Армения входит в Организацию договора о коллективной безопасности (ОДКБ), которая как гарант военной безопасности армянского государства не допустит дальнейшей эскалации боевых действий», — уверен Содиков.

Он напомнил о переговорах между генсеком ОДКБ Николаем Бордюжей с главой МИД Армении Эдвардом Налбандяном и министром обороны Сейраном Оганяном. «Они заверили, что не будут переносить боевые действия на территорию Азербайджана. Аналогичную позицию о ненападении на территорию Армении выражают и в Баку», — обратил внимание эксперт.

Таким образом, отметил он, прекращение огня в ходе этого обострения, самого сильного более чем за 20 лет, является делом времени, сторонам осталось уточнить детали в ходе переговоров.

«В этом будет далеко не в последнюю очередь заслуга ОДКБ, у которой до этого получалось гасить зреющие конфликты между бывшими советскими республиками Центральной Азии», — заключил собеседник НСН.

Об обострении ситуации в зоне карабахского конфликта Армения и Азербайджан заявили 2 апреля. Минобороны Азербайджана сообщило об обстрелах со стороны вооружённых сил Армении, а армянское военное ведомство — о «наступательных действиях» с азербайджанской стороны. По данным ООН, в результате обострения конфликта за два дня погибли 33 человека с обеих сторон и более 200 пострадали.

Конфликт между Арменией и Азербайджаном из-за Нагорного Карабаха начался в феврале 1988 года, когда Нагорно-Карабахская автономная область заявила о выходе из Азербайджанской ССР. В сентябре 1991 года в Степанакерте было объявлено о создании Нагорно-Карабахской республики (НКР), которую до сих пор не признала ни одна страна ООН. Последовал военный конфликт, в результате которого Азербайджан лишился контроля над регионом.


Источник: Национальная служба новостей

Проблема пресной воды на фоне снижения цен на нефть в Саудовской Аравии

СодиковВ XXI веке проблема нехватки пресной воды является знамением самого серьезного кризиса, который угрожает будущему человечества в текущий исторический период. Сегодня 1 миллиард 100 миллионов человек лишены полезного водоснабжения, а 2,5 млрд лишены надлежащих санитарных условий.

С 1970-х годов и по настоящее время для жителей Саудовской Аравии проблема нехватки пресной воды занимает первое место, а сегодня правительство признает ее в качестве одной из главных угроз национальной безопасности.

На сегодняшний день население страны составляет более 27 миллионов человек, несмотря на растущую экономику, государству не удалось в полном объеме решить проблему снабжения пресной водой не только населения, но и обеспечения пресной водой нужд сельскохозяйственного производства. До кризисного периода около 50% производимой пресной воды государство расходовало на нужды аграрного производства и 45% — на нужды населения. Сегодня на фоне снижения цен на нефть на мировом рынке власти сократили объем потребления воды для агропромышленников. Соответственно, площадей орошаемых земель стало меньше, особенно в королевстве решили сократить орошение зерна, риса и хлопка. Важно отметить, что в связи с нерентабельностью производства воды с этого года королевство планирует полностью отказаться от производства собственного зерна.

Страна считается крупнейшим производителем опресненной воды в мире, в королевстве работает более 30 заводов по опреснению воды, а объем производства составляет 3 млн кубометров в сутки. При этом спрос увеличивается каждый год на 8%. Важно напомнить, что на производство 1 кубометра государство тратит 420–450 халалов, а продает жителям по 15 халалов.

По данным Министерства водного хозяйства и энергетики, один человек потребляет в день 330 литров воды, а в странах Европейского союза — 260 литров в день.

Ранее Министерство водного хозяйства и электроэнергетики планировало инвестировать в опреснение воды порядка 60 млрд долларов до 2025 года, однако в связи с дефицитом бюджета сегодня планы изменились, и решено часть заводов по производству опресненной воды продавать юридическим и физическим лицам, таким образом, государство одновременно сокращает субсидирование. Стоит отметить, что до настоящего времени государство за услуги по обеспечению водой у населения деньги не брало, то есть вода была бесплатной. Как мы видим теперь, правительство королевства не в состоянии обеспечить гражданам бесплатную воду.

Ежегодно власти тратят на строительство новых заводов по производству воды по 10 млрд долларов, однако из-за чрезмерного применения электронасосов произошло резкое истощение накопленных за тысячи лет природных запасов подземных вод, а их уровень опустился до 1200 метров. Глубокие подземные воды в Саудовской Аравии истощены, и по некоторым оценкам видно, что такая ситуация сохранится примерно еще 25 лет. Как мы знаем, в основном существует потребность в пресной воде за счет невозобновляемых подземных вод и поверхностных стоков, а также опреснения морской воды.

Как показывает практика, сегодня в странах-экспортерах нефть находится в зоне турбулентности и из-за нестабильности цен на черное золото на мировом рынке государствам не всегда удается брать на себя социальную ответственность и выполнять ранее взятую в полном объеме. Например, в Туркменистане до 2015 года за воду не платили, а теперь она стала платной (полная себестоимость), и такое тоже не исключено для жителей Саудовской Аравии.

Сегодня у королевства возникла необходимость срочного поиска новых источников воды, и я полагаю, что в настоящее время для Саудовской Аравии надежным и целесообразным источником могут служить водные ресурсы Российской Федерации. Поскольку Россия по запасам воды в мире стоит в ряду лидеров, на ее запасы приходится 20% мировых ресурсов пресных вод без учета ледников и подземных вод.

В заключение хотелось бы подчеркнуть, что вышеуказанные рекомендации не кажутся фантастическими: по аналогичному проекту ведутся переговоры между Исламской Республикой Иран и Республикой Таджикистан, сумма проекта составляет порядка 20 млрд долларов.


Источник: Портал МГИМО

 

Московский государственный институт международных отношений

Международная жизнь

Министерство иностранных дел Российской Федерации.