Главное

Международная аналитика

 

Международная аналитика - 2016. Выпуск 4

 

Трехсторонняя встреча президентов России, Ирана и Азербайджана

Старший научный сотрудник Центра исследований проблем Центральной Азии и Афганистана Л.Ю.Гусев — о состоявшейся встрече президентов России, Ирана и Азербайджана.

1 ноября в Тегеране с официальным визитом находился президент В.В.Путин. Он провел трехстороннюю встречу с президентами Ирана и Азербайджана Хасаном Роухани и Ильхамом Алиевым. О чем говорили президенты?

Если брать политический аспект, то В.В.Путин приехал поддержать руководство Ирана в связи с тем, что США снова заговорили о необходимости ввести санкции против этой страны и выходе из сделки, которая была совершена в 2015 году между шестеркой посредников (пять постоянных членов СБ + Германия) и Ираном. Д.Трамп об этом часто говорил еще во время своей предвыборной кампании. И после того как стал президентом, неоднократно высказывался против Ирана, делая акцент на том, что тот, дескать, поддерживает терроризм. Связано это, конечно, с тем что в Сирии Иран поддерживает Башара Асада, между режимами установились прочные связи.

Что касается экономических аспектов встречи, то речь шла, прежде всего, о совместной разработке газовых месторождений. Несмотря на то, что Иран и сам является значимым поставщиком нефти и газа, но тем не менее сотрудничество с Россией в этом направлении для него тоже плодотворно: речь идет о российском опыте и технологиях.

Во-вторых, поскольку переговоры проходили еще и с президентом Азербайджана Ильхамом Алиевым, они были связаны с тем, что уже на протяжении нескольких лет рассматривается создание коридора с севера на юг: от России через Азербайджан и Иран. Это важное направление экономического сотрудничества: через Иран товары могут идти и в арабские страны через Персидский залив и дальше, например, через тот же Пакистан в Индию, чтобы привлечь все эти значимые страны региона к совместному сотрудничеству. Также через этот коридор Иран сможет поставлять свои товары в Европу через Россию.

В-третьих, затрагивалась ситуация вокруг ядерной программы Ирана. Мы построили первый блок атомной электростанции «Бушер» и ввели его в эксплуатацию. Затем Россия и Иран договорились о том, что наша страна будет и в дальнейшем возводить АЭС в регионе. Так, было договорено, что Россия построит второй и третий блок АЭС «Бушер». Российские технологии в этой области превосходят в частности китайские аналоги (Китай тоже предлагал Ирану строительство АЭС), однако российские разработки более надежны, учитывают опыт аварий в Чернобыле и на Фукусиме и изначально ориентированы на максимальную безопасность, чтобы избежать новых трагедий.

Вторым важным блоком после экономического на встрече трех президентов стала тема борьбы с терроризмом. Эта проблема волнует, действительно, все страны, а уж государства Ближнего и Среднего Востока и Кавказа — подавно. В настоящее время продолжается операция в Сирии и в Ираке, уже довольно успешно: ИГ теряет свои территории, но тем не менее нужно и дальше согласовывать свои намерения. Сейчас у Ирана хорошие отношения с Ираком, но когда там появились ячейки ИГ и были захвачены значительные территории — это представляло опасность и для Ирана. Это раз. А во-вторых, Афганистан граничит и с Ираном, и с рядом стран Центральной Азии, например, с Таджикистаном, который является нашим союзником по ОДКБ. И для нас довольно опасно, если вдруг начнутся военные действия на территории Таджикистана, Киргизии, а также Узбекистана и Туркмении, которые тоже подвергаются большим рискам. Поэтому так важны вопросы сотрудничества с Ираном в деле борьбы с ИГ и против терроризма в целом. К тому же Иран входит как страна-наблюдатель в ШОС, а по уставу этой организации обеспечение безопасности — одна из главнейших задач.

Поэтому вот эти два вопроса — экономика и борьба с терроризмом — были в центре внимания визита президента В.В.Путина в Исламскую Республику Иран.


Источник: Портал МГИМО

Российско-китайское сотрудничество в атомной сфере развивается последовательно и эффективно

Леонид Гусев, эксперт Аналитического центра МГИМО МИД РФ:

Российско-китайское сотрудничество в атомной сфере развивается последовательно и эффективно. Стоит отметить, что Росатом, будучи мировым лидером по строительству атомных энергоблоков, выполняет свои обязательства в срок.

Китайские партнеры высоко ценят совместный опыт, в надежности российских ядерных технологий они уже убедились (первый блок Тяньваньской АЭС, построенной по российскому проекты, успешно работает с 2005 года), поэтому вполне понятно желание китайской стороны это сотрудничество продолжить. В частности, ведутся переговоры о том, что Росатом может построить новые атомные энергоблоки на другой площадке.

Источник: "Центр энергетической экспертизы"

Поджоги мечетей в европейских странах — это откровенные провокации

 

Своим мнением по этому вопросу с "Правдой.Ру" поделился и кандидат исторических наук, старший научный сотрудник Аналитического центра Института международных исследований МГИМО  Леонид Гусев

 

— Мусульмане, граждане европейских стран приверженцы разных течений ислама поджигают мечети в Европе и даже на других континентах — в Австралии. С чем это связано и чему это может привести?

 

— В исламе два основных течения — шиизм и суннизм. Суннизм это основное течение, шиизм намного меньше, но шииты это Иран, большая часть Ирака, Бахрейн, и в Азербайджане тоже большинство верующих — мусульмане-шииты,. Остальные — миллиард, или около того — это все-таки мусульмане-сунниты.

 

Вполне возможно, что это религиозное противостояние между суннитами и шиитами перенесено уже на европейские страны. Есть мусульманская диаспора и в Австралии, но не такая крупная, как в Европе. Там больше представителей азиатских стран, таких как Юго-Восточная Азия, тот же Китай, есть переселенцы-мусульмане из Индонезии или Малайзии.

 

Создается впечатление, что свои противоречия, существующие между ними на протяжении тысячелетия, стали переносить на другие регионы — и на Европу, и на Австралию. С другой стороны, это могут быть и представители всевозможных террористических организаций.

 

— Уже известно, что, например, поджигатели шиитского центра в пригороде австралийского Мельбурна являются суннитами, членами террористической группировки ИГ*. Волна терроризма распространяется по всему миру? Беженцы не могут адаптироваться к жизни приютивших их стран?

 

— Возможно, все это специально делается для того, чтобы вызвать обострение разногласий между основными направлениями в Исламе. Игиловцы* - это сунниты, и шиитов они очень не жалуют. Когда ИГ* впервые появилось в Ираке, то с шиитами, особенно живущими на юге страны, у них были очень сильные столкновения. Также как с курдами, с ними они тоже очень плохо взаимодействуют. Поэтому и в Сирии, например, они активно с режимом Башара Асада борются.

 

Дело все в том, Асад и его окружение представляют алавитское течение ислама, это очень интересная религиозная группа, которую в свое время признали ответвлением шиизма. У них очень сложная вера — они поклоняются звездам, солнцу и луне, одновременно верят в Аллаха. Поэтому "Исламское государство"* с такой ненавистью борется против алавитов, против режима Башара Асада.

 

Здесь тоже могут быть всевозможные провокации, так как много беженцев на территории европейских стран, в том числе из Сирии — в Германии, во Франции, в других странах.

 

Действительно в этих странах довольно значительное количество мечетей построено, и могут такие провокации специально устраиваться, чтобы столкнуть коренных европейцев и приезжих, плюс — столкновения между ними самими мусульманами. Все это совершается для того, чтобы еще больше разжечь такое жуткое противостояние.

Источник: "Правда.ру"

 

Своим мнением по этому вопросу с "Правдой.Ру" поделился и кандидат исторических наук, старший научный сотрудник Аналитического центра Института международных исследований МГИМО МИД РФ Леонид Гусев

— Мусульмане, граждане европейских стран приверженцы разных течений ислама поджигают мечети в Европе и даже на других континентах — в Австралии. С чем это связано и чему это может привести?

 

— В исламе два основных течения — шиизм и суннизм. Суннизм это основное течение, шиизм намного меньше, но шииты это Иран, большая часть Ирака, Бахрейн, и в Азербайджане тоже большинство верующих — мусульмане-шииты,. Остальные — миллиард, или около того — это все-таки мусульмане-сунниты.

Вполне возможно, что это религиозное противостояние между суннитами и шиитами перенесено уже на европейские страны. Есть мусульманская диаспора и в Австралии, но не такая крупная, как в Европе. Там больше представителей азиатских стран, таких как Юго-Восточная Азия, тот же Китай, есть переселенцы-мусульмане из Индонезии или Малайзии.

Создается впечатление, что свои противоречия, существующие между ними на протяжении тысячелетия, стали переносить на другие регионы — и на Европу, и на Австралию. С другой стороны, это могут быть и представители всевозможных террористических организаций.

— Уже известно, что, например, поджигатели шиитского центра в пригороде австралийского Мельбурна являются суннитами, членами террористической группировки ИГ*. Волна терроризма распространяется по всему миру? Беженцы не могут адаптироваться к жизни приютивших их стран?

 

— Возможно, все это специально делается для того, чтобы вызвать обострение разногласий между основными направлениями в Исламе. Игиловцы* - это сунниты, и шиитов они очень не жалуют. Когда ИГ* впервые появилось в Ираке, то с шиитами, особенно живущими на юге страны, у них были очень сильные столкновения. Также как с курдами, с ними они тоже очень плохо взаимодействуют. Поэтому и в Сирии, например, они активно с режимом Башара Асада борются.

Дело все в том, Асад и его окружение представляют алавитское течение ислама, это очень интересная религиозная группа, которую в свое время признали ответвлением шиизма. У них очень сложная вера — они поклоняются звездам, солнцу и луне, одновременно верят в Аллаха. Поэтому "Исламское государство"* с такой ненавистью борется против алавитов, против режима Башара Асада.

Здесь тоже могут быть всевозможные провокации, так как много беженцев на территории европейских стран, в том числе из Сирии — в Германии, во Франции, в других странах.

Действительно в этих странах довольно значительное количество мечетей построено, и могут такие провокации специально устраиваться, чтобы столкнуть коренных европейцев и приезжих, плюс — столкновения между ними самими мусульманами. Все это совершается для того, чтобы еще больше разжечь такое жуткое противостояние.


Читайте больше на https://www.pravda.ru/news/accidents/factor/crime/26-09-2017/1349459-sultanov_gusev-0/

Своим мнением по этому вопросу с "Правдой.Ру" поделился и кандидат исторических наук, старший научный сотрудник Аналитического центра Института международных исследований МГИМО МИД РФ Леонид Гусев

— Мусульмане, граждане европейских стран приверженцы разных течений ислама поджигают мечети в Европе и даже на других континентах — в Австралии. С чем это связано и чему это может привести?

 

— В исламе два основных течения — шиизм и суннизм. Суннизм это основное течение, шиизм намного меньше, но шииты это Иран, большая часть Ирака, Бахрейн, и в Азербайджане тоже большинство верующих — мусульмане-шииты,. Остальные — миллиард, или около того — это все-таки мусульмане-сунниты.

Вполне возможно, что это религиозное противостояние между суннитами и шиитами перенесено уже на европейские страны. Есть мусульманская диаспора и в Австралии, но не такая крупная, как в Европе. Там больше представителей азиатских стран, таких как Юго-Восточная Азия, тот же Китай, есть переселенцы-мусульмане из Индонезии или Малайзии.

Создается впечатление, что свои противоречия, существующие между ними на протяжении тысячелетия, стали переносить на другие регионы — и на Европу, и на Австралию. С другой стороны, это могут быть и представители всевозможных террористических организаций.

— Уже известно, что, например, поджигатели шиитского центра в пригороде австралийского Мельбурна являются суннитами, членами террористической группировки ИГ*. Волна терроризма распространяется по всему миру? Беженцы не могут адаптироваться к жизни приютивших их стран?

 

— Возможно, все это специально делается для того, чтобы вызвать обострение разногласий между основными направлениями в Исламе. Игиловцы* - это сунниты, и шиитов они очень не жалуют. Когда ИГ* впервые появилось в Ираке, то с шиитами, особенно живущими на юге страны, у них были очень сильные столкновения. Также как с курдами, с ними они тоже очень плохо взаимодействуют. Поэтому и в Сирии, например, они активно с режимом Башара Асада борются.

Дело все в том, Асад и его окружение представляют алавитское течение ислама, это очень интересная религиозная группа, которую в свое время признали ответвлением шиизма. У них очень сложная вера — они поклоняются звездам, солнцу и луне, одновременно верят в Аллаха. Поэтому "Исламское государство"* с такой ненавистью борется против алавитов, против режима Башара Асада.

Здесь тоже могут быть всевозможные провокации, так как много беженцев на территории европейских стран, в том числе из Сирии — в Германии, во Франции, в других странах.

Действительно в этих странах довольно значительное количество мечетей построено, и могут такие провокации специально устраиваться, чтобы столкнуть коренных европейцев и приезжих, плюс — столкновения между ними самими мусульманами. Все это совершается для того, чтобы еще больше разжечь такое жуткое противостояние.


Читайте больше на https://www.pravda.ru/news/accidents/factor/crime/26-09-2017/1349459-sultanov_gusev-0/

Сейчас без БРИКС решить какие-либо мировые проблемы практически невозможно

На днях в Китае завершился саммит БРИКС. О его итогах журналу «Международная жизнь» рассказал эксперт Института Международных Исследований МГИМО МИД России Леонид Гусев.

Запись доступна по ссылке

Источник: "Международная жизнь"

Сотрудничество между странами БРИКС продолжает углубляться

На уфимских саммитах было подписано 6 важных документов. Говоря об этом, старший научный сотрудник Московского государственного института международных отношений Леонид Гусев отметил:

«Очень важна Уфимская декларация по итогам саммита. Она говорит, как раз, об общих подходах пяти стран к вопросам многостороннего сотрудничества, оценке текущей мировой политической и экономической ситуации. Был разработан план действий на ближайшее будущее, в котором прописаны перспективы направлений взаимодействия, экономического сотрудничества между странами БРИКС. Была принята Стратегия такого партнерства. В этой концепции сказано, что будет расширяться многостороннее деловое сотрудничество, повышаться конкурентоспособность стран БРИКС в мировой экономике».

Стоит отметить, что именно после уфимских саммитов был дан официальный старт работе Нового банка развития, что стало важной вехой в истории сотрудничества стран-участниц. Это означает, они достигли нового прогресса, демонстрируя хорошие перспективы развития. Гусев также подчеркнул:

«Несомненно, новый банк развития БРИКС имеет широкие перспективы развития. Для того, чтобы он заработал на полную мощь, нужны усилия всех государств, входящих в БРИКС. Все должны показать свои возможности для того, чтобы этот банк действовал, как регулятор в финансовой сфере».

Источник: «Международное радио Китая»

Одни страшатся, другие строят

Леонид Гусев, эксперт Аналитического центра ИМИ МГИМО МИД России:

- Только что подписанное соглашение об основных условиях вхождения турецких энергетических компаний Cengiz Holding, Kolin Insaat и Kalyon Insaat в капитал проектной компании "Аккую Нуклеар", реализующей проект по строительству с участием РФ первой турецкой АЭС "Аккую", говорит о высокой заинтересованности Турции в сооружении этой станции.

Это также означает и то, что турецкие компании видят бизнес-потенциал проекта АЭС "Аккую", так как это частные инвестиции, которые осуществляются исключительно из экономических соображений. Тот факт, что на днях турецкий регулятор выдал лицензию на генерацию электроэнергии на будущей атомной станции, а теперь подписано соглашение об участии турецкого бизнеса в проекте в качестве акционеров, означает, что реализации проекта дан новый импульс.

Источник: "Российская газета"

Московский государственный институт международных отношений

Международная жизнь

Министерство иностранных дел Российской Федерации.