Главное

Международная аналитика

 

Международная аналитика - 2016. Выпуск 4

 

Сирийская армия договорилась с курдами развернуть войска в Африне?

Леонид Гусев старший научный сотрудник Института международных исследований МГИМО МИД России «У курдов были претензии к правительству Асада на протяжении многих лет, хотя ситуация всегда меняется, и для курдов давление Турции — тоже очень плохо. Поэтому курды могут Турцию опасаться больше даже. Какие-то ситуационные соглашения могут заключаться и сирийскими властями. Турция вообще считает северную часть Сирии своей зоной влияния. И, кроме всего прочего, Турция очень негативно вообще к курдским организациям, движениям где бы то ни было относится, потому что боится, что все это может повлиять на курдов, живущих в самой Турции. Очень много всяких сил, особенно в Сирии, действуют, тут и правительственные войска, и курды, и запрещенный ИГИЛ, и оппозиция исламистов, и вот такой винегрет уже на протяжении лет шести. Конечно, это нас тоже может в той или иной степени затронуть. Мы очень заинтересованы в том, чтобы обстановка там не накалялась».

Источник: BFM

Имам Хомейни был великой личностью

Предлагаем Вашему вниманию интервью со старшим научным сотрудником Института международных исследований МГИМО МИД РФ, кандидатом исторических наук Леонидом Гусевым по поводу годовщины победы Исламской революции Ирана.

Источник: ParsToday

Для инвесторов — самое подходящее время войти в проект «Аккую»

«Строительство атомной станции — это для Турции дело новое и незнакомое. Понятно, что в процессе могут проясняться какие-то вещи для турецкой стороны, которые не были понятны в самом начале, — заявил старший научный сотрудник Института международных исследований МГИМО Леонид Гусев. Уход или приход инвесторов в проект в данной ситуации не стоит воспринимать, как какое-то чрезвычайное событие. Надо понимать, что это бизнес, у каждой стороны есть свои интересы».

«Хотел бы подчеркнуть, что в данной ситуации кардинально на реализации проекта изменение состава акционеров не отразится, — подчеркнул он. — Проект идет в своем графике, проблем с финансированием не испытывает. Учитывая, что турецкие власти считают строительство первой в стране атомной станции стратегической задачей, можно с уверенностью сказать, что проект будет осуществлен. Другое дело, что для потенциальных инвесторов вхождение в проект сейчас является наиболее выгодным, потому что стоимость проекта по мере его приближения к окончанию будет только расти. Сейчас одним из таких ключевых этапов, которые повлияют на цену акций, является получение основной лицензии на строительство, которая позволит начать работы по возведению так называемого ядерного острова — основных сооружений АЭС».

 

Источник: REGNUM

Баланс ядерных сил: смогут ли договориться Москва и Вашингтон?

Старший научных сотрудник Института международных исследований МГИМО МИД России Л.Гусев: «Я все-таки думаю, что договор должен быть продлен, потому что он идет в рамках всех тех договоров, которые были подписаны, аж начиная с ОСВ, с начала 1972 года, и до нулевых и начала десятых годов, поэтому это целый пакет этих договоренностей. Столько лет это уже все существует, начиная с брежневских времен. Но сейчас это действительно очень тяжелая ситуация, никому это не надо, потому что сейчас это все еще связано с огромными деньгами, которые тратиться будут, что у нас, что в Соединенных Штатах, потому что они тоже в своих исследования — вот недавно об этом представители Пентагона говорили, что для них это тоже накладно — сильно вкладываться в развитие новых стратегических вооружений. Поэтому, я думаю, что вокруг этого очень много будет, и все-таки будут стараться найти договоренности, которые будут удовлетворять обе стороны».

Источник: BFM.RU

Великий позор Турции: войска Эрдогана застряли в Сирии

«Часть Сирии, которая находится вблизи турецкой границы, турки всегда считали своей зоной влияния — это идет еще со времен Османской империи, когда эти территории были под властью турецкого султана», — добавляет старший научный сотрудник аналитического центра Института международных исследований МГИМО Леонид Гусев. Он полагает, что поход на Африн — демонстрация силы, направленная не только на внешних «зрителей», но и на внутренних. Эрдогану надо показать согражданам, что он все делает в интересах своей страны.

В последние годы Эрдоган сильно укрепил свою власть и стал вести себя очень самостоятельно, но нынешней администрации США приходится с этим мириться, потому что Турция пока остается членом НАТО, а усмирить турецкого лидера не получается. К тому же сейчас у Белого дома полно других проблем — и внутренних, и внешних (в первую очередь с Северной Кореей и Ираном).

Да и на Ближнем Востоке закручивается большой клубок противоречий, в котором сплетаются интересы многих весьма разных государств. В таких условиях давить еще и на Турцию — слишком тяжело даже для такой страны, как США. Эрдоган этим пользуется и ведет себя как хозяин примыкающей к границам Турции части Сирии.

Вообще-то, Африн — зона ответственности России, а не США, уверяет Багдасаров. Но с «друзьями» из России, по заявлению Эрдогана, есть договоренность. Скорее всего, Африн туркам отдан взамен на Идлиб, полагает эксперт.

Судя по всему, тактический союз с Турцией и Ираном на данный момент России важнее, чем дружба с сирийскими курдами. Если хотя бы одна страна из коалиции выйдет, это сломает российскую политику на Ближнем Востоке, считает Семен Багдасаров.

Леонид Гусев, в свою очередь, напоминает, что Турция — очень важный компонент в геополитическом развитии этого региона. Это страна, которая с одной стороны выходит на Кавказ, с другой — на Европу, а с третьей — на Сирию и страны Ближнего и Среднего Востока. Страна, где пересекаются очень многие нефтегазопроводные пути. И ссориться с ней в данных обстоятельствах неразумно.

Очевидно одно: ситуация в Сирии еще долгое время будет тяжелая, несмотря на все заявления о победе над «Исламским государством»*. Настолько велики внутренние и внешние противоречия в стране, что нужно приложить неимоверные усилия, чтобы совладать с амбициями всех сил, которые имеют там свои интересы.

____________________________________

* запрещенная в России террористическая группировка

Источник: "Ридус"

Иранский бунт: что это было

Отправной точкой для демонстраций послужили государственные митинги, организованные правительством в память об окончании протестов 2009 года, которые начались после спорного переизбрания Махмуда Ахмадинежада на пост президента. Тогда в акциях участвовала в основном молодежь. В Иране вообще довольно много молодых людей, то есть население в целом очень активное.

Но в этот раз значительную часть протестующих составляли люди среднего возраста — 40 и даже 50 лет. Именно они очень сильно проиграли от ухудшения экономической ситуации в стране, отмечает старший научный сотрудник аналитического центра Института международных исследований МГИМО Леонид Гусев.

Масла в огонь подлила война в Сирии, где иранские солдаты воевали на стороне правительства Башара Асада, причем участвовали в наземных операциях. И хотя формально Тегеран не признавал участия регулярных частей своей армии в сирийской гражданской войне, по неофициальным оценкам экспертов, в ней погибло свыше 1 тысячи иранских граждан. Это тоже постепенно вызывало раздражение в стране, где еще свежи воспоминания о многолетней кровопролитной войне с Ираком в 80-е годы ХХ века.

Мифы и реальность

Выходит, что протесты имеют серьезную почву в самом Иране, и столь заметные проявления народного гнева, безусловно, серьезный повод для размышлений. Но переоценивать их значение тоже не стоит.

По данным иранских властей, в общей сложности в протестах участвовали около 42 тысяч граждан, чуть менее 4 тысяч были задержаны. Озвучивая эти цифры, министр внутренних дел Ирана Абдолреза Рахмани Фазли подчеркнул, что для страны с населением около 80 миллионов человек это не так уж много, подобные выступления естественны и происходят во всех государствах.

Согласна с ним политолог Каринэ Геворгян. По ее мнению, массовость протестов была сильно раздута западными СМИ, которые показывали демонстрации в поддержку правительства как антиправительственные.

В любой стране всегда есть группы населения (от 1% до 10%), которые категорически ненавидят власть и хотели бы ее свергнуть, напоминает эксперт. Сколько таких людей сейчас в Иране, посчитать сложно, но в целом это нормальная страна со своими проблемами и с легитимной возможностью людей выразить свое возмущение.

«Не надо быть жертвой СМИ, которые рассказывают, что в Иране тоталитарный режим. В Иране разрешены протесты. Президент Роухани сразу же сказал, что иранский народ имеет право выражать свое несогласие с политикой партии и правительства», — говорит политолог.

По ее словам, вокруг Ирана слишком много мифов, которые не соответствуют действительности. Его рисуют как страну за железным занавесом, вроде Северной Кореи. В действительности это не так. Страна открытая. Иранцам власть не препятствует путешествовать по миру, никаких проблем у них с этим нет.

«Но это не означает, что в Иране прекратятся протесты и что власть не размышляет сейчас о том, какого рода протесты необходимо принять по внимание. Я вполне серьезно отношусь к самим протестам. Это означает некоторое обострение политических противостояний в самом Иране, и это довольно интересно. Это может даже привести к мягкому частичному переформатированию каких-то моментов, связанных с социальным  конструированием», — рассуждает Геворгян. 

Полный штиль или затишье перед бурей?

В значительной мере развитие ситуации будет зависеть от реакции властей, считает политолог. Пока они реагируют довольно гибко. Например, не слишком увлекаются репрессиями, многих задержанных уже отпустили.

Леонид Гусев добавляет, что пока эти волнения не стоит считать серьезной угрозой, но текущее затишье может оказаться временным и новые протесты могут возникнуть в любой момент.

«Чем все закончится, сказать сложно, но такие всплески, скорее всего, и дальше будут проявляться по всей иранской территории. На данный момент все успокоилось: уже прошло несколько дней относительного затишья и новых мощных демонстраций мы не видим. Но что будет через месяц-два или полгода? Если не будет решена проблема с резким повышением цен, это опять может привести к политическим дисбалансам и нестабильности», — прогнозирует он.

Определенное влияние на умы иранцев оказывает и позиция президента США Дональда Трампа, который назначил Иран одним из главных источников мирового зла. Отменить ядерную сделку, заключенную в 2015 году, не так-то просто, но постоянные выпады в адрес Тегерана и угрозы новых санкций тоже подогревают обстановку и могут обострять ситуацию в стране.

Рост внутренней напряженности в Иране негативно скажется на России. У двух стран очень непростые и нелинейные отношения, исторически сложившееся взаимное недоверие. Но на данном этапе Тегеран является важным геополитическим партнером Москвы на Ближнем Востоке, и любое ослабление его позиций автоматически ослабит позиции России.

Источник: "Ридус"

Московский государственный институт международных отношений

Международная жизнь

Министерство иностранных дел Российской Федерации.