Главное

Международная аналитика

 

Международная аналитика - 2016. Выпуск 4

 

Центральная Азия: пролонгация династических режимов приближает «арабскую весну»

Казанцев

Одной из главных угроз современности является терроризм. На острие террористической угрозы в последние годы выступают различные исламистские группировки. В их рядах выделяется запрещенная в России террористическая организация ДАИШ (ИГИЛ, ИГ). Как количеством своих сторонников, уровнем жестокости, так и своей стратегией по превращению террористической организации в государственное образование.

Причем после провозглашения ИГ «халифатом», организация пытается распространить свое влияние помимо Сирии и Ирака на другие регионы мира, опираясь в том числе и на местные террористические и радикальные исламистские группировки.

И естественно, ИГ не мог обойти вниманием такой регион, как Центральная Азия. Где местные условия, в частности суннитское население, тяжелая социально-экономическая ситуация, неэффективные политические режимы способствуют вербовке организацией новых сторонников.

При вербовке в Центральной Азии новых членов ИГ использует уже налаженные инструменты и механизмы, которые эффективно действуют и в других регионах — интернет и вербовщики, уже побывавшие в Сирии и Ираке. Кроме того, с учетом миллионов трудовых мигрантов из стран Центральной Азии в Россию, российская территория стала местом их активной вербовки.

Из влиятельных исламистских группировок Центральной Азии, с кем сотрудничает ИГ, можно отметить «Исламское движение Узбекистана» (ИДУ — позднее переименовано в «Исламское движение Туркестана, ИДТ»), которое ранее было связанно с «Аль-Каидой».

Что касается числа боевиков ИГ из стран Центральной Азии, то данные, в силу понятных причин, существенно разнятся. По данным ФСБ России, опубликованным в январе 2016 года, помимо 2900 российских граждан в рядах ИГ, в Сирии и Ираке воюет еще порядка 2500−4500 боевиков из других постсоветских стран, преимущественно центральноазиатских. И это еще не считая выходцев из постсоветских стран в Афганистане и Пакистане, а также в лагерях «Аль-Каиды» по всему Ближнему Востоку.

По последним официальным данным, сведенным в докладе частной аналитической компании The Soufan Group (SG), по состоянию на декабрь 2015 года количество боевиков, выехавших из стран Центральной Азии в Сирию и Ирак, составляет 2046 человек. Из Узбекистана и Киргизии по 500 человек, из Таджикистана — 386, Туркменистана — 360, Казахстана — 300.

Помимо Сирии и Ирака, много иностранных боевиков, в том числе и из стран Центральной Азии, дислоцированы в соседнем Афганистане, создавая постоянную угрозу региону. Согласно документам Совета безопасности ООН, в Афганистане, по оценкам афганских сил безопасности, в марте 2015 года насчитывалось около 6500 активно действующих иностранных боевиков-террористов, в том числе 200 боевиков только из ИДУ. А всего, с учетом самих афганцев, по оценкам Генштаба РФ, в рядах террористических группировок в Афганистане (Талибан, ИГ, Аль-Каида и др.) числится порядка 50 тысяч боевиков.
Подробнее: https://eadaily.com/ru/news/2016/05/30/centralnaya-aziya-prolongaciya-dinasticheskih-rezhimov-priblizhayet-arabskuyu-vesnu

«Все это, конечно, не означает, что боевики пользуются в странах региона массовой поддержкой. Но определенная социальная база у них есть. Ведь на каждого завербованного приходится десятки и сотни людей в «спящих ячейках», — прокомментировал приведенные данные директор Аналитического центра Института международных исследований МГИМО Андрей Казанцев.

По мнению эксперта, властям центральноазиатских республик желательно обращать больше внимания на вопросы борьбы с коррупцией, ведь коррупция и несправедливость — основной мотив вербовки. А также обеспечивать экономический рост и социально-экономическое благополучие населения, ведь бедность — это еще одна причина вербовки. «Ни в коем случае нельзя „закручивать гайки“ и начинать бороться с исламом вообще, это, наоборот, может спровоцировать обратную реакцию. К сожалению, в ряде стран имеет место и такое», — отметил Казанцев.


Источник: EADaily

Московский государственный институт международных отношений

Международная жизнь

Министерство иностранных дел Российской Федерации.