Главное

Международная аналитика

 

Международная аналитика - 2016. Выпуск 4

 

Осень тревоги нашей

казанцевНачало политического сезона не привело к заметному улучшению международного климата.

В конце сентября в Сочи состоялась сессия Совета коллективной безопасности ОДКБ. В ней приняли участие президенты: Кыргызстана — Алмазбек Атамбаев, России — Владимир Путин, Беларуси — Александр Лукашенко, Таджикистана — Эмомали Рахмон, Армении — Серж Саргсян, а также генеральный секретарь ОДКБ Николай Бордюжа. Казахстан представлялпремьер-министр Серик Ахметов. Участники встречи констатировали: осень нынешнего года ознаменовалась не опасным противостоянием в Сирии. Особое внимание было уделено ситуации в Афганистане. Угрозам, которые возникнут после вывода из этой страны международных сил содействия безопасности. Вполне закономерно, что в этом контексте не лучшие времена ожидают Казахстан и страны Центральной Азии. Эксперты Казахстана и России сегодня активно работают в рамках Аналитической ассоциации Организации договора о коллективной безопасности (ОДКБ). Ее возглавляет Игорь Панарин, известный российский политолог, профессор Дипломатической академии РФ. Мы обратились к ведущим политикам и политологам двух стран с просьбой прокомментировать ситуацию в Центральной Азии.

<…>

Россия на игле

Андрей КАЗАНЦЕВ, директор Аналитического центра Института международных исследований МГИМО:

— Сегодня к Центральной Азии приковано, без преувеличения, внимание всего мира. Многие аналитики задают вопрос: с какими угрозами столкнется постсоветская Центральная Азия после вывода международных сил содействия безопасности? Я бы ответил так: сохранятся вызовы и угрозы, которые существуют и сегодня. Хотя, скорее всего, они усилятся. И могут появиться новые. Угроза № 1 — деятельность разного рода террористических и экстремистских организаций с территории Афганистана. На первом этапе оккупации страны они были серьезно потеснены. Я имею в виду прежде всего «Исламское движение Узбекистана». Примечательно, что в эту организацию входили уйгуры из Синьцзяна, таджики, а также граждане России, выходцы из Северного Кавказа и республик Поволжья. Сегодня уже ни для кого не секрет, что рейд боевиков по Баткентской области Кыргызстана предприняли члены ИДУ.

Угроза № 2. Экстремисты были выдавлены в Пакистан. Сейчас они снова вернулись в Афганистан и скапливаются на границах с республиками Центральной Азии. Вместе с тем сохранились лагеря по подготовке террористов в северо-западном Пакистане (в районе Вазиристана). Эти «школы террора» уже обсуждаются в мировой прессе. Выпускники этих, с позволения сказать, учебных заведений успели засветиться в Подмосковье, где недавно были проведены аресты боевиков.

И, наконец, угроза № 3. Это наркотрафик. Россия находится на так называемом «северном маршруте». Транзитные государства — Таджикистан, Кыргызстан, Казахстан. По этой трассе наркотики из Афганистана попадают в нашу страну, а затем и в Европу. Причем, как это ни прискорбно признавать, главный потребитель — Россия. По данным Федеральной службы за контролем и нераспространению наркотиков, ежегодно более 30 тысяч россиян ежегодно умирают от употребления афганского героина. Я не думаю, что эти угрозы после 2014 года исчезнут. Скорее, наоборот. Легкой жизни не будет — как у Афганистана, так и у его соседей.

Но это не все. Огромные проблемы связаны с неконтролируемой миграцией. Причем, и это тоже очевидно, эта тему следует рассматривать в связке с распространением наркотиков. Возникает и еще одна «сцепка» — между неконтролируемой миграцией и террористической деятельностью. Боевики, подготовленные в Пакистане и в Афганистане, пересекут границы постсоветских стран и постараются там адаптироваться. А затем под видом мирных дехкан и неквалифицированных рабочих постараются просочиться в Россию. Тревожная тенденция: растет количество нелегальных мигрантов из Центральной Азии, из Кыргызстана, Узбекистана, Таджикистана. Одновременно на территории России вербуются люди для направления их в лагеря для подготовки боевиков. Таким образом происходит глобализация террористической деятельности. И она, скорее всего, затронет и Казахстан.

<…>

Полный текст статьи доступен здесь

Источник: «НУР-МЕДИА»
 

Зачем США активизируют усилия по урегулированию нагорно-карабахского конфликта

kazantsevДиректор Аналитического центра Андрей Казанцев — о переориентации Армении на Таможенный союз и активизации политики США в карабахском вопросе.

9 сентября в Баку прибыл новый американский сопредседатель Минской группы ОБСЕ Джеймс Уорлик. В доставленном им сопроводительном письме от президента США Барака Обамы президенту Азербайджана Ильхаму Алиеву была выражена «решительная и однозначная приверженность США достижению сторонами мирного урегулирования нагорно-карабахского конфликта», а также «поддержка возможностей прямого диалога с Арменией, времени и способностей сопредседателей для поиска выхода из нынешней безвыходной ситуации на переговорах». Обама подчеркнул, что назначение Уорлика — это сильный показатель однозначной и решительной приверженности США содействовать достижению мирного урегулирования конфликта в Нагорном Карабахе. По мнению американского президента, «огромный дипломатический опыт Уорлика наряду с желанием правительства Азербайджана достичь прогресса в урегулировании придаст работе сопредседателей новый импульс». Обама отмечает: «Сопредседатели должны провести прямой диалог с Арменией, чтобы, наконец, найти выход из нынешнего положения в переговорах».

США, Франция и Россия являются сопредседателями Минской группы ОБСЕ, которая выполняет посредническую миссию в урегулировании карабахского конфликта. Долгое время Вашингтон был пассивен в карабахском вопросе. Для этого достаточно сравнить активность Медведева или, в меньшей степени, Саркози, которые реально пытались свести позиции конфликтующих сторон, с активностью американских лидеров. В особенности можно отметить работу Д. А. Медведева, который, будучи президентом России, проводил в качестве посредника встречи глав Армении и Азербайджана. Одна из причин пассивности США в карабахском вопросе заключается в том, что основные усилия американцев на Кавказе были сосредоточены на российско-грузинском конфликте. Однако в настоящее время наблюдается активизация политики Вашингтона на данном направлении.

Ниже я рассмотрю эту активизацию в контексте процессов, разворачивающихся в Армении. Последней пришлось отказаться от соглашений с ЕС в пользу членства в Таможенном союзе, так как она в связи с конфликтом в Карабахе стратегически привязана именно к России. Поэтому США и Западу в целом было бы желательно «разрулить» этот конфликт. Это откроет путь для усиления влияния и на Армению, и на Азербайджан (о последнем в контексте проблем на северном маршруте транспортировки американских грузов из Афганистана я упомяну в конце).

Как известно, В. В. Путин сделал расширение Таможенного союза и создание на его основе Евразийского союза одним из основных моментов программы своего третьего президентского срока. В последнее время у Таможенного союза появился ряд проблем. Это касается как расширения проекта (украинское руководство четко показало свое нежелание входить в него, а в Кыргызстане никак не могут утвердить «дорожную карту» включения страны в данную структуру), так и гармоничности отношений входящих в него стран (отношения с Беларусью складываются не очень гладко, как показывает кризис с «Уралкалием», а общий товарооборот в Таможенном союзе, согласно опубликованной недавно статистике, падает). Тем не менее, недавно Кремлю удалось совершить прорыв в плане развития Таможенного союза.

Серьезным прорывом в реализации геополитического проекта Путина стало заявление президента Армении о готовности его страны вступить в Таможенный союз, сделанное 3 сентября на встрече президентов Армении и России. Это решение было достаточно неожиданным, так как Армения долгое время готовилась к подписанию соглашений с ЕС (последние включают политическую часть, Ассоциативное соглашение, а также экономическую часть, Соглашение о создании глубокой и всеобъемлющей зоны свободной торговли (DCFTA)). Этот комплекс соглашений рассматривается на постсоветском пространстве как альтернатива членству в Таможенном союзе. Серия конфликтов, развернувшаяся в последнее время вокруг членства Украины и, в существенно меньшей степени, Молдовы, в указанных соглашениях, указывает на серьезное противостояние России и структур ЕС. Оно заключается в том, будут ли постсоветские страны развиваться по линии реинтеграции с Россией, или они будут все активнее вовлекаться в так называемую «евросферу».

При этом позиции и Брюсселя и Москвы пока достаточно жесткие: одно полностью исключает другое. Официальные представители Армении неоднократно заявляли, что их страна заинтересована, в первую очередь, в военно-стратегическом сотрудничестве с Россией в рамках ОДКБ. В то же время так как Армения территориально оторвана от России и уже лишилась большей части экономических льгот (вроде поставок топлива по субсидированным ценам), высказывались соображения о предпочтительности экономической ассоциации с ЕС.

Тем не менее, уже перед саммитом лидеров России и Армении ряд экспертов, в частности, директор Института Кавказа Александр Искандарян, озвучили информацию о предстоящем решительном повороте Еревана в сторону Москвы. Указанный политолог, в частности, сказал: «По итогам встречи президентов Армении и России в Москве Ереван может официально приостановить процесс парафирования Соглашения об ассоциации с ЕС, которое должно было произойти в ноябре текущего года на саммите Восточного партнерства в Вильнюсе." Он также указал, что больше года эксперты и государственные деятели в Армении неустанно заявляли о том, что процесс европейской интеграции Армении и сотрудничества с Таможенным союзом не противоречат друг другу. Политолог отметил, что изменение ситуации вызвано тем, что Россия потерпела определенные неудачи в вопросе продвижения своих интеграционных проектов на украинском и молдавском направлениях, а также столкнулась с проблемами в Беларуси — и поэтому усилила давление на Ереван. Армения зависима от российской поддержки в рамках ОДКБ, без этого она не сможет поддерживать баланс сил с Азербайджаном и дружественной ему Турцией.

Можно отметить, что достаточно серьезным аргументом в переговорах Москвы и Еревана стали очередные соглашения России и Азербайджана о продаже оружия, а также демонстративный визит Путина после избрания на третий срок в Баку раньше, чем в Ереван. Стоит отметить, что сейчас азербайджанская экономика (в основном, за счет «нефтедолларов») составляет до 2/3 всей экономики Южного Кавказа. Баку проводит амбициозную программу перевооружения, в том числе, и в рамках сотрудничества с Россией. Последний контракт подписан почти на 1 млрд долларов. Между тем, Москва — отнюдь не основной поставщик оружия Баку. К этому надо добавить традиционное партнерство Азербайджана и Турции. Все попытки наладить партнерство Еревана и Анкары в рамках политики «нулевых проблем с соседями» турецкого пермьер-министра провалились, прежде всего, из-за карабахской проблемы. Разумеется, без поддержки России поддерживать стратегический баланс сразу с Баку и Анкарой Ереван не в состоянии.

В дополнение к потенциальному «кнуту» в виде отказа от военной поддержки Россия могла предложить Армении и «пряник» в виде ряда экономических проектов. «Росатом» и армянские структуры договорились о продлении эксплуатации действующего энергоблока армянской АЭС на 10 лет — до 2026 года. ОАО «РЖД» планирует вложить около 15 млрд рублей в развитие армянской железнодорожной сети.

Некоторые политологи, анализируя причины резкой переориентации Еревана, отмечают, что для Армении подписание соглашений с ЕС также могло означать отказ от официальной поддержки независимости Карабаха от Азербайджана. Действительно, основным принципом вступления в Еврозону является признание территориальной целостности других стран. Здесь, правда, следует отметить, что пока речи о вступлении в ЕС не было, а в соглашении об ассоциации этот принцип не столь четко проведен.

Вслед за старшим научным сотрудником по Кавказу Фонда Карнеги Томом де Ваалом я бы отметил также, что ЕС сам не дал Еревану возможности для маневра. Брюссель пригласил Армению присоединиться к Ассоциативному соглашению и к Соглашению о создании глубокой и всеобъемлющей зоны свободной торговли с ЕС, четко указав, что это исключает возможность для Еревана примкнуть одновременно к Таможенному союзу — в первую очередь из-за разницы тарифов. Здесь сказывается жесткость позиций и Москвы, и Брюсселя, которые не согласны «перекрещивать» зоны Таможенного союза и соглашений с ЕС.

Между тем, Армения как классическая постсоветская страна с многовекторной политикой была заинтересована в сохранении сотрудничества и с ЕС, и с Таможенным союзом. Даже после заявления о предстоящем вступлении в Таможенный союз Саргсян подчеркнул, что решение вступить в ТС не означает отказа от сотрудничества с ЕС. По его мнению, политическая часть Соглашения об ассоциации все еще может быть согласована на предстоящем саммите в Вильнюсе, хотя экономическая составляющая проекта в настоящее время обречена.

Сходные попытки смягчить ситуацию сделали и другие представители армянского руководства. Секретарь Совбеза Армении Артур Багдасарян заявил, что ЕС знал заранее о подходах Армении по вступлению в ТС. Руководитель администрации президента Армении Виген Саркисян заявил в интервью радио «Свобода», что решение Еревана о вступлении в Таможенный союз также не означает приостановления или прекращения политического диалога с Евросоюзом.

Однако все надежды армянского руководства сесть на два стула сразу не оправдались. В ЕС решение Саргсяна вызвало растерянность. В распространенном 4 сентября заявлении министров иностранных дел семи стран-членов ЕС — государств Прибалтики и Скандинавии — прямо и жестко говорилось о давлении, которое оказывает Россия на Армению и другие страны-участницы «Восточного партнерства».

6 сентября в интервью армянской службе радио «Свобода» Питер Стано (пресс-секретарь Штефана Фюле, комиссара ЕС по расширению) сообщил о том, что Евросоюз не намерен парафировать соглашения об ассоциации и о создании зоны свободной торговли с Арменией. Заблокированы будут как экономическая, так и политическая часть соглашения, следовательно, ЕС не пойдет на компромисс, предложенный Саргсяном. Можно также предположить, что усилится противостояние России и ЕС, а также и в целом России и Запада на постсоветском пространстве. В этой ситуации разрешение кризиса в Карабахе могло бы принести и США и ЕС много дополнительных очков в плане ослабления стратегической связки Армении и России.

Если у Саргсяна не будет аргументов, связанных с необходимостью партнерства с Россией для поддержания противостояния с Баку в карабахском вопросе, то желание Еревана войти в Таможенный союз может быстро исчезнуть. Стоит в этой связи отметить, что уже сейчас в Армении достаточно широкое распространение получили протестные настроения и соответствующие акции. Некоторые эксперты, например, руководитель отдела политических исследований Института Кавказа Сергей Минасян, полагают, что акции протеста против вступления Армении в Таможенный союз возможны не только со стороны прозападных сил, но и широких слоев армянской общественности. Даже некоторые из политиков, поддерживающих вхождение в Таможенный союз (например, председатель Социал-демократической партии «Гнчакян» Людмила Саргсян), выражают возмущение стилем решения президента Армении, который «переиграл» ситуацию совершенно неожиданно.

Следует отметить, что возможное усиление прозападного вектора в Армении — это лишь побочный приз, который Запад может получить в случае разрешения конфликта в Карабахе. Этот выигрыш важен скорее для ЕС, чем для США. Основной выигрыш для Вашингтона может появиться в вопросе, который для Обамы является приоритетным — афганско-центральноазиатском. В настоящее время ухудшаются отношения США с Россией, что делает не столь уж привлекательным Северный маршрут транспортировки грузов из Афганистана (Центральная Азия — Россия — Европа). Не секрет, что этот маршрут был для США важен в контексте политики «перезагрузки» отношений с Москвой, которая переживает серьезный кризис на многих направлениях.

В частности, в Центральной Азии ухудшение отношений проявилось в решении руководства Кыргызстана закрыть американскую транзитную базу «Манас» — как считают многие и на Западе, и в Кыргызстане, под очень серьезным прямым давлением России. Здесь опять интересы Запада столкнулись с расширением Таможенного союза. Одной из альтернатив северному маршруту может стать путь по Каспию (западное ответвление Северного маршрута). Этот путь проходит через Азербайджан. Соответственно, в случае успешного разрешения карабахской проблемы данный путь будет намного легче использовать.

Итак, решение карабахского вопроса оказывается и для США, и Запада в целом достаточно выгодным предприятием. Вопрос заключается только в том, как это вообще возможно сделать путем мирных переговоров при наличии диаметрально противоположных позиций Баку и Еревана по статусу Карабаха (это часть Азербайджана согласно позиции руководства этой страны или это независимое государство согласно позиции Еревана). В связи с этим Кремлю вряд ли стоит пока опасаться каких-то серьезных реальных последствий активизации карабахской политики Вашингтона.

Источник: Портал МГИМО
http://www.mgimo.ru/news/experts/document241389.phtml

Югославия, Ирак, Ливия, Сирия. Теперь Карабах?

kazantsevБолее 25 лет назад начался конфликт в Нагорном Карабахе. Было достигнуто перемирие, однако причина конфликта не устранена. Ситуация усугубляется тем, что в нем замешаны не только Армения и Азербайджан, но и другие влиятельные в регионе государства, каждое из которых преследует свои цели. США решили помочь в разрешении нагорно-карабахского конфликта.

Штаты хотят помочь разрешить конфликт

Азербайджан и Армения конфликтуют из-за Нагорного Карабаха с февраля 1988 года. Именно тогда Нагорно-Карабахскаяавтономная область решила выйти из Азербайджанской ССР. А уже в сентябре 1991 г. в центре НКАО Степанакерте была создана Нагорно-Карабахская республика (НКР). Баку этот факт счел незаконным, упразднив автономию Карабаха, существовавшую в советские годы.

Вслед за этим начался вооруженный конфликт, который длился до мая 1994 г., когда стороны подписали соглашение о перемирии. Это привело к потере контроля над Нагорным Карабахом со стороны Азербайджана и — частично или полностью — семью прилегающими к нему районами.

С того времени ведутся переговоры о мирном урегулировании конфликта. Азербайджан стремится сохранить свою территориальную целостность, а Армения защищает интересы Нагорного Карабаха. Однако, помимо этих стран, в конфликте принимают участие и другие, более могущественные силы, основными из которых являются Россия и Соединенные Штаты. У этих игроков диаметрально противоположные взгляды на решение данного конфликта.

Барак Обама считает, что сейчас наиболее благоприятное время для установления мира в регионе «в рамках компромисса, который был достигнут в ходе переговоров». Такой посыл был передан президенту Азербайджана Алиеву новым сопредседателем Минской группы по Нагорному Карабаху от США Джеймсом Уорликом. Тот находится в Баку с ознакомительным визитом.

Обама подчеркнул, что «поддерживает Джеймса Уорлика». «Его недавнее назначение — это сильный показатель однозначной и решительной приверженности США содействовать достижению мирного урегулирования конфликта в Нагорном Карабахе», — отмечает президент США. Он также уверен, что «огромный дипломатический опыт Уорлика наряду с желанием правительства Азербайджана достичь прогресса в урегулировании придаст работе сопредседателей новый импульс».

«Сопредседатели должны провести прямой диалог с Арменией, чтобы, наконец, найти выход из нынешнего положения в переговорах», — говорится в послании американского президента. Отметим, что США вместе с Францией и Россией являются сопредседателем Минской группы ОБСЕ, которая выполняет посредническую миссию в урегулировании данного конфликта.

Мнения экспертов о письме Обамы

Политолог Расим Мусабеков, депутат Милли Меджлиса Азербайджана, и Андрей Казанцев, директор центра Института международных исследований МГИМО, увидели две основные причины таких решительных слов Обамы по поводу урегулирования нагорно-карабахскогоконфликта.

Мусабеков считает, что таким образом Штаты дают понять, что планируют перехватить у России инициативу в переговорном процессе. «Больше двух лет переговорный процесс буксует, практически не ведется. Такое положение вещей вызывает в США озабоченность, американские чиновники неоднократно об этом говорили, Штаты на нас по этому поводу даже „сердиты“. Это понятно, ведь пять последних лет в этом процессе главную скрипку играла российская сторона. По инициативе тогдашнего президента России Медведева проводились встречи президентов, но потом процесс застопорился», — подчеркнул Мусабеков.

«США немного отступили назад и предоставили роль первой скрипки Российской Федерации, но особых результатов нет. Не исключаю, что США могут существенно активизировать свою роль в сопредседательствующей тройке. Именно с этим может быть связано письмо американского президента, но более точно об этом можно будет сказать только на основании дальнейших шагов самих США и нового сопредседателя «, — отметил Мусабеков.

Казанцев же предположил, что таким образом Штаты пытаются оказать давление на Армению, которая неделю назад развернула свой интеграционный вектор в сторону России. «Я, в принципе, не увидел в письме Обамы ничего нового. Позиция США в рамках Минской группы всегда сводилась к мирному урегулированию и содействию диалога. Однако дальше громких заявлений дело никогда не заходило. Америка не хотела тратить на этот диалог реальные ресурсы, к примеру, оказывать материальную помощь беженцам либо организовывать встречи. Российская же сторона делала это всегда. Может, и Обама попытается», — подчеркнул Казанцев.

«С Арменией у Запада вышла неожиданная ситуация. Президент Армении Серж Саргсян все переиграл, приняв решение входить в Таможенный Союз. Этот факт вызвал шок в Евросоюзе, который планировал подписать с Арменией Ассоциированное соглашение. Теперь США решили косвенно повлиять на ситуацию», — объяснил Казанцев.

Зачем США нужен Нагорный Карабах?

Казалось бы, где Соединенные Штаты, а где Карабах. Зачем американцам эта непризнанная республика и замороженный конфликт? Но все не так просто, это глобальная политика, в которой даже маленький регион может в нужную минуту сыграть очень важную роль для мирового игрока. У Штатов на территорию Карабаха есть свои планы.

Комитет по внешним ассигнованиям США в июле этого года одобрил оказание помощи Нагорному Карабаху на 2014 год. Ранее комитет предлагал правительству существенно сократить расходы на оказание внешней помощи в 2014 году. Многим странам, действительно, помощь была урезана, но только не Нагорному Карабаху. По словам исполнительного директора комитета Арама Амбаряна, денежная помощь США способствует «продвижению интересов Штатов в стратегическом регионе».

Рождается вопрос — почему американцы финансируют Нагорный Карабах, но всегда отказывались предпринимать какие-то серьезные действия по урегулированию конфликта в регионе?

Ответ на него был озвучен директором Института социальных и политических исследований Черноморско-Каспийского региона Владимиром Захаровым. Он считает, что США не собираются урегулировать нагорно-карабахский конфликт, так как они хотят использовать территорию непризнанной республики при нападении на Иран.

«США не покидает идея о начале военных действий с Ираном. А для этого американцам нужно иметь в непосредственной близости к Ирану такие места, откуда смогли бы подниматься американские самолеты», — отметил Захаров.

Азербайджан, по мнению Захарова, для роли плацдарма американской авиации не подходит, так как Тегеран предупреждал о возможности ответного удара по этой республике, если та будет оказывать активную военную помощь США. «Американцам необходимо оставить в целости и сохранности своего сателлита. А Карабах — это отличная временная полоса для начала военных действий», — подчеркнул Захаров.

Он отметил, что США опять придерживаются политики двойных стандартов. Они якобы пытаются решить конфликт в Нагорном Карабахе, но при этом преследуют свои корыстные цели. Захаров уверен, что преградой для возобновления переговорного процесса является именно «американская» тема.

В подтверждении его слов можно привести факт того, что США второй раз подряд запрашивают в ООН согласие на размещение американских миротворцев в Нагорном Карабахе. Но ООН не дала пока на это положительного ответа.

Размещение в Нагорном Карабахе миротворцев США — это составная часть плана по вторжению в Иран. Выведенные из Афганистана американские войска будут размещены в Азербайджане. Война США с Ираном может начаться с широкомасштабных операций войск Азербайджана в Нагорном Карабахе. После этого американские войска войдут в Нагорный Карабах с миротворческой целью. А дальше эти «миротворцы» примут участие в военной кампании против Ирана. Никто в США не собирается в действительности решать конфликт в Нагорном Карабахе, им нужна только территория для размещения военной базы. Вот такой простой, но в то же время коварный план.

Сергей ВАСИЛЕНКОВ

Источник: Правда.Ру

Присутствие США в Центральной Азии неизбежно — такова политика республик региона

kazantsevПрисутствие США в Центральной Азии в той или иной форме неизбежно еще и потому, что таковы «многовекторные» политики самих центральноазиатских государств. Об этом, комментируя некоторые нюансы американской политики в регионе, заявил в ходе виртуального экспертного форума на базе проекта «Центральная Евразия» директор аналитического центра МГИМО Андрей Казанцев, передает корреспондент ИА REGNUM.

По его мнению, «самый очевидный момент связан с ситуацией в самом Афганистане. На данный период времени быстрый вывод американских войск из страны может вызвать полный коллапс. Поэтому сохранение хотя бы небольших сил в стране может позволить обеспечить более плавную эволюцию ситуации после 2014 года».

Также, эксперт полагает, что «многие российские, китайские, иранские, т.д., и даже некоторые западные эксперты полагают, что нахождение войск США в Афганистане и, в целом в Центральной Азии, может играть определенную роль в геополитических раскладах в будущем, в частности:

Подробнее: Присутствие США в Центральной Азии неизбежно — такова политика республик региона

Московский государственный институт международных отношений

Международная жизнь

Министерство иностранных дел Российской Федерации.