Главное

Международная аналитика

 

Международная аналитика - 2016. Выпуск 4

 

Узбекистан не отказывается от своей многовекторной внешней политики

На этой неделе 25–26 апреля состоялся официальный двухдневный визит президента Узбекистана Ислама Каримова в Москву. Наблюдатели отмечают, что данный визит, предполагающий в том числе неформальную встречу глав государств, призван усилить российско-узбекские отношения. Между тем в интервью «Саясат» директор Аналитического центра Института международных исследований МГИМО, доктор политических наук Андрей Казанцев говорит, что, невзирая на новые договоренности между РУ и РФ, главным российским партнером не только в Центральной Азии, но и вообще на постсоветском пространстве был и будет Казахстан.

— Ташкент старался дистанцироваться всегда от региональной повестки. Но последний визит Каримова в Москву актуализировал вопрос притяжения Узбекистана к России. Можно ли говорить о российском развороте Узбекистана?

— Можно говорить об определенном улучшении отношений. Но говорить о развороте Ташкента в сторону Москвы нельзя, это было бы очень большим преувеличением. Узбекистан не отказывается от своей многовекторной внешней политики. Он продолжает развивать в двустороннем формате параллельно отношениям с Россией сотрудничество и с США, и с ЕС, и с Китаем. Более того, Узбекистан всегда играл на противоречиях великих держав, циклически меняя основных партнеров, в основном в этой роли были США и Россия. Все знают об этой особенности внешней политики Каримова, и поэтому вряд ли Россия будет так уж очарована очередным поворотом в свою сторону, так как таких поворотов туда-обратно было уже много с 1991 года. В этом плане, скажем, Казахстан, который никогда с Москвой не ссорился, явно выглядит куда более приоритетным партнером. Ташкент также не отказывался и не откажется от своей политики, направленной на приоритетность сохранения национального суверенитета над участием в каких-либо интеграционных структурах или блоках. А это значит, что и речи не идет о возвращении его в ОДКБ или вступлении в ЕАЭС. Здесь, опять-таки, главным российским партнером не только в Центральной Азии, но и вообще на постсоветском пространстве был и будет Казахстан, который не только является членом ОДКБ, но и инициатором евразийской интеграции.

— Как отразятся достигнутые договоренности между РУ и РФ на ситуации в Центральной Азии, на ваш взгляд?

— Улучшение отношений с Россией важно, прежде всего, с точки зрения поддержания узбекской экономики. Ранее Россия простила Узбекистану долг в 890 млн долларов, с 2010 по 2015 годы Россия инвестировала в Узбекистан более 6 млрд долларов. Эти цифры говорят сами за себя. Узбекистан очень заинтересован в сохранении своей трудовой миграции в России. В начале апреля 2016 года в России находилось и работало более 1,5 млн граждан Узбекистана. В 2014 году объем ремиссий узбекских мигрантов составил около 5,5 млрд долларов США. В 2015 году этот показатель сократился на 60% в связи с экономическим кризисом в России. Это вызвало достаточно серьезные проблемы в узбекской экономике. Кроме того, возвращающиеся мигранты — это еще и увеличение безработицы среди молодежи, то есть это и социально-политическая проблема. Поэтому Узбекистан, естественно, заинтересован в том, чтобы сохранить хотя бы имеющийся на настоящее время объем доходов от трудовой миграции, а это немыслимо без поддержания хороших отношений с Москвой. Видимо, эта цель достигнута. В экономическом плане важны также договоренности о закупках Газпромом узбекского газа.

Развивается сотрудничество между двумя странами и в сфере безопасности. В двустороннем формате Россия содействует и дальше будет содействовать модернизации узбекских вооруженных сил. У обеих стран также есть общий интерес в поддержании стабильности в Афганистане, в недопущении увеличения регионального влияния ДАИШ, в борьбе с другими нетрадиционными угрозами безопасности (наркоторговля, и т.п.). Все эти угрозы растут, и России с Узбекистаном надо искать общие подходы. Именно это и делалось в ходе переговоров Путина и Каримова. Это особенно важно в связи с тем, что очередной саммит ШОС пройдет в июле в Узбекистане. Сейчас Ташкент формирует повестку работы этой организации. Противоречия Узбекистана и России относительно проблем Узбекистана с соседями по Центральной Азии (прежде всего, с Таджикистаном и Кыргызстаном) также сейчас уменьшились в связи с отказом РФ по финансовым соображениям от поддержки гидропроектов, которые вызывали озабоченность Ташкента. Так Россия отказалась от поддержки гидропроектов в Киргизии.

— Накануне встречи президентов Узбекистана и России в Москве глава Казахстана Нурсултан Назарбаев встречался с Исламом Каримовым в Ташкенте. Есть ли связь между этими встречами? В чем она заключается, по-вашему?

— Прямой связи нет, так как Каримов, разумеется, строит свою политику абсолютно независимо от мнения Назарбаева, но косвенно она, конечно, просматривается. Во-первых, Казахстан и Узбекистан — два основных государства Центральной Азии, которые имеют во многом различные взгляды на перспективы развития региона. Они также, в определенном смысле, соперники в соревновании за роль главного государства региона. Казахстан намного сильнее экономически, имеет большие природные ресурсы и больше по территории, Узбекистан имеет большее население. Поэтому руководство обеих стран не может не следить пристально за всеми поворотами внешней политики соседа, не может не интересоваться ими, особенно, если речь идет об отношениях с Москвой. Во-вторых, Узбекистан и Казахстан должны согласовывать свои позиции в рамках ШОС, что важно в свете предстоящего в Ташкенте саммита. В-третьих, оба государства имеют общие угрозы безопасности, исходящие из Афганистана и Ближнего Востока. Здесь им также приходится неизбежно согласовывать свои подходы и друг с другом и с Москвой.


Источник: «Саясат»

Почему на Каспии заговорили о силах коллективной безопасности

КазанцевШестьдесят пятый шаг Плана нации «100 конкретных шагов» подразумевает интеграцию Казахстана в международные транспортно-коммуникационные потоки, в том числе запуск проекта по созданию мультимодального транспортного коридора «Евразийский трансконтинентальный коридор», который позволит осуществить беспрепятственный транзит грузов из Азии в Европу.

Транспортный коридор будет проходить: первое направление — через территорию Казахстана, Российской Федерации и далее в Европу. Второе направление — через территорию Казахстана от Хоргоса до порта Актау, далее по Каспийскому морю в Азербайджан, а затем через Грузию. Обеспечение безопасности транспортных потоков становится все более важным.

В начале апреля был актуализирован вопрос о создании сил коллективной безопасности в регионе Каспийского моря. В Санкт-Петербурге представители командования военно-морских сил Прикаспийских государств провели переговоры о создании комитета командующих военно-морских сил Прикаспийских государств и в целом системы коллективной безопасности в регионе. Эксперты связывают это с ростом угроз в акватории Каспия, в том числе из-за новых военных конфликтов в регионе, непосредственно примыкающем к ней.

В ходе переговоров глав военно-морских сил Прикаспийских государств было принято решение о создании комитета командующих военно-морских сил стран региона, который должен стать платформой для дальнейшего обсуждения вопросов организации совместных учений, навигационно-гидрографического обеспечения, а также обеспечения морской безопасности на Каспийском море для противодействия незаконной миграции, транспортировки оружия, наркотиков и браконьерству.

Как сообщил представитель управления пресс-службы и информации министерства России по ВМФ капитан первого ранга Игорь Дыгало, в рамках комитета предусматривается создание четырех рабочих групп.

«По вопросам взаимодействия в области боевой подготовки; по вопросам развития военно-морского сотрудничества; по вопросам оперативного взаимодействия; по правовым вопросам и вопросам сотрудничества в сфере образования и науки», — сказал Игорь Дыгало.

«Литер» попросил экспертов оценить планы по созданию системы коллективной безопасности на Каспии и как это может повлиять на зачастую сложные взаимоотношения стран внутри региона.

В рамках международного права

Специалист по проблемам каспийской безопасности директор Академии фундаментальных и прикладных наук им. С.Зиманова университета КАЗГЮУ Мирас Дауленов заметил, что отсутствие в настоящее время системы коллективной безопасности в акватории Каспийского моря способствует нелегальной миграции, контрабанде наркотических средств и угрожает обороноспособности самих прикаспийских государств. Создание такой системы коллективной безопасности представляет собой логическое продолжение договоренностей, достигнутых главами прикаспийских государств 29 сентября 2014 года в рамках IV саммита в Астрахани. В результате проведенного саммита в заявлении глав прикаспийских государств были определены основные принципы сотрудничества в отношении деятельности на Каспийском море. По его мнению, среди указанных принципов особого внимания заслуживают основополагающие элементы взаимного сотрудничества государств, такие, как:

  • использование Каспийского моря в мирных целях, превращение его в зону мира, добрососедства, дружбы и сотрудничества, решение всех вопросов, связанных с Каспийским морем, мирными средствами;
  • обеспечение безопасности и стабильности в Каспийском регионе; соблюдение согласованных мер доверия в сфере военной деятельности в духе предсказуемости и транспарентности в соответствии с общими усилиями по упрочнению региональной безопасности и стабильности;
  • национальный суверенитет каждой стороны над прибрежным морским пространством в пределах 15 морских миль и исключительные права каждой стороны на добычу водных биологических ресурсов в пределах примыкающих к нему 10 морских миль, за которым следует общее водное пространство, при том понимании, что вопрос применения методик при установлении исходных линий будет предметом дальнейших консультаций.

 

При этом эксперт заметил, что следует помнить, что в заявлении глав прикаспийских государств отмечена необходимость соблюдения норм и принципов Устава ООН и международного права.

Пока в ручном режиме

Эксперт центра геополитических исследований «Берлек-Единство» Дмитрий Михайличенко считает, что актуализация вопросов коллективной безопасности в Каспийском море связана с обострением геополитической ситуации в районе Сирии. Играет роль и фактор российско-турецких отношений, поэтому, по его словам, актуализируя вопрос о коллективной безопасности на Каспии, Москва хочет «застолбить» за собой зону ответственности.

«В конце прошлого года Туркменистан был явно напуган российскими ударами с Каспия по „Исламскому государству“ и сирийской оппозиции. Сейчас Ашхабаду будет еще сложнее игнорировать участие в намечающемся формате взаимодействия прикаспийских стран. Также интересно, как себя поведет Азербайджан, традиционно считающийся союзником Турции. Похоже, в Москве уверены, что смогут склонить на свою сторону Баку и по крайней мере ограничить возможности Анкары влиять на Туркменистан. Сам по себе предложенный формат сотрудничества предоставляется конструктивным, но до его реализации еще очень далеко. Думаю, что в ближайшее время все на Каспии по-прежнему будет решаться в ручном режиме. Хотя стороны еще на астраханском саммите прикаспийских стран заявляли о значительном прогрессе, в вопросе о статусе моря нерешенных аспектов еще очень много», — сказал Дмитрий Михайличенко.

Политолог, специалист по Каспийскому региону Тофиг Аббасов заметил, что тема создания системы коллективной безопасности уже обсуждалась на уровне лидеров глав государств в рабочем порядке. Она поднималась в контексте потенциальных рисков и вызовов. «Сейчас, когда мы наблюдаем, как международный терроризм использует возможности сетевой деятельности с применением средств ассиметричных и гибридных войн, востребованность совместных действий становится очевидной», — сказал он.

«Прикаспийские страны обладают достаточными возможностями для того, чтобы создать систему коллективной безопасности. Для этого прежде всего нужна политическая воля руководителей стран. Но при этом решения должны приниматься на базе консенсуса. Это очень важно, чтобы не доминировала воля одной стороны. Процесс не может ограничиться только созданием комитета командующих военно-морских сил Прикаспийских государств. Должны быть сформированы коллективные мониторинговые, планирующие, управленческие подразделения. Наконец, отработаны вопросы создания сил мобильного реагирования с участием контингентов всех участвующих сторон. И такие вопросы, как организация совместных учений, разведывательного, навигационно-гидрографического обеспечения, также должны подпасть под ответственность планирующих структур. Только после создания всех рабочих структур и подразделений можно будет говорить о реальности эффективного противодействия терроризму, незаконной миграции, транспортировки оружия, наркотиков и другим незаконным действиям. Полагаю, что проблемы, связанные с неурегулированностью правового статуса Каспийского моря, не могут стать причиной, которая смогла бы заблокировать взаимодействие по системной безопасности. Во всем, что касается использования ресурсов моря, распределения секторов, идут постоянные консультации, заседания рабочих групп. Процесс продвигается медленно, но главное, что идет», — подчеркнул Тофиг Аббасов.

Плохая альтернатива

Директор аналитического центра МГИМО Андрей Казанцев заметил, что в Каспийском море разворачивается процесс милитаризации. Важно, чтобы она не вела к конфликтам стран, имеющих выход к Каспию. К тому же геополитическая ситуация в регионе сложная и ряд стран имеет территориальные споры по поводу деления дна моря.

«К сожалению, в свете многочисленных разногласий Прикаспийских государств путь к налаживанию сотрудничества в сфере безопасности легким не будет, но идти по нему надо. Альтернатива — обострение всех конфликтов», — убежден он.

В свою очередь Тофиг Аббасов заметил, что, например, те же ракетные удары, которые Россия нанесла с акватории Каспия по базам террористов на территории Сирии в момент обострения конфликта в зоне действия «Исламского государства», не могли не вызвать беспокойства сопредельных стран. Фактически впервые зона Каспия была использована в качестве арены для использования военной силы в реальном конфликте.

«Не думаю, что Москва, приняв решение о ракетных ударах, не проинформировала руководителей соседних стран о своих планах. Факт сам по себе дает пищу для размышлений о многом, и прежде всего о том, что регион, где есть большое средоточие углеводородных ресурсов, который выполняет стратегически важную коммуникативную функцию, не может себе позволить пренебрегать вопросами системной безопасности. Зона Каспия, которую многие страны видят в фокусе своих стратегических интересов, является регионом, где концентрируются еще и жизненные интересы таких государств, как Азербайджан, Казахстан, Туркменистан. Их позиция обязательно должна быть учтена при выработке общей стратегии по созданию совместной структуры безопасности», — сказал Андрей Казанцев.

Эксперт по энергобезопасности доктор университета регионоведения «Ханкук» из Южной Кореи Ровшан Ибрагимов заметил, что предложение сформировать систему коллективной безопасности на Каспийском море не означает создание специальной организации или военного альянса. Формат будет предусматривать многостороннюю конференцию, на которой стороны в лице соответствующих органов могут периодически встречаться. Что касается групп, которые были предложены для формирования в рамках комитета командующих военно-морских сил стран региона, то в данных сферах страны и без того сотрудничают, что закреплено разными соглашениями между ними.

«Скорее всего, речь идет о желании систематизировать все действия и скоординировать их. Одновременно это позволило бы создать новую межгосударственную структуру, которая в перспективе может рассматривать и другие вопросы касательно общих интересов по безопасности на Каспийском море. А пока не думаю, что прибрежные страны готовы отказаться от части своего суверенитета с целью создать такого рода систему безопасности. К тому же Туркменистану это не позволяет статус постоянного нейтралитета», — сказал Ровшан Ибрагимов.

Без простых решений

Тюрколог, политолог Александр Сотниченко заметил, что перед Прикаспийскими государствами возникают все новые вызовы, которые в прежнем формате разрешить уже не удается. В первую очередь это касается терроризма, добычи и транспортировки углеводородных и рыбных ресурсов, а также недопущения на Каспий внерегиональных игроков. До последнего времени Россия почти не предлагала и не реализовывала каких-либо позитивных проектов на постсоветском пространстве, предпочитая замораживать существующие конфликты, откладывая их разрешение до лучших времен. Однако в последнее время эта тенденция изменилась.

«Проект ЕАЭС является типичным позитивным транснациональным интеграционным проектом, не зря его настолько негативно характеризуют в Вашингтоне. Проблема создания системы коллективной безопасности на Каспии предполагает в целом те же идеи: единое пространство для политического и экономического сотрудничества на базе коллективного разрешения возникающих проблем без привлечения глобальных арбитров. Это то, что выгодно всем странам региона. Предполагаю, что в рамках новой структуры можно будет разрешить главную проблему — определить зоны влияния каждого государства на побережье и на шельфе, а также создать зоны совместных проектов. Главное, чтобы от этой идеи не отказались на этапе подготовки или планы не сорвали в ходе реализации внерегиональные силы», — сказал Александр Сотниченко.

Руководитель клуба политологов «Южный Кавказ» Ильгар Велизаде заметил, что то, что именно сейчас развернулись обсуждения по проекту о комитете командующих, который предусматривает создание четырех рабочих групп, можно отнести не столько к специфике момента, сколько к высокой степени его проработки сторонами, вследствие чего и был разработан соответствующий проект. Ожидать, что он будет принят без серьезных доработок, не стоит, как и не стоит преподносить эту работу, как деятельность по созданию некой организации по коллективной безопасности на Каспии.

«Речь, скорее всего, идет о процессах согласования очень важных тем, затрагивающих безопасность всех стран, которые в рамках деятельности комитета предполагается довести до автоматизма в рабочем порядке в рамках работы соответствующей межгосударственной структуры», — заключил эксперт.

Марат ЕЛЕМЕСОВ

Источник: «Литер»

Двусторонняя договоренность между Киргизией и Узбекистаном — это наилучший и идеальный вариант

Представители властей Киргизии и Узбекистана в пятницу, 25 марта, снова сели за стол переговоров. На пункте пропуска «Кызыл-Кия-автодорожный» по инициативе узбекской стороны председатель ГПС КР Райимберди Дуйшенбиев и командующий пограничными войсками СНБ Республики Узбекистан Рустам Эминжанов обсуждают ситуацию, сложившуюся на киргизско-узбекском участке государственной границы.

Сумеют ли договориться представители двух республик или же придется привлекать «третейского судью» в лице ОДКБ, заместитель генерального секретаря которой Ара Бадалян был откомандирован в Бишкек? И что необходимо предпринять, чтобы аналогичные инциденты не дестабилизировали обстановку в регионе? Об этом News-Asia рассказал Андрей Казанцев, директор Аналитического центра ИМИ МГИМО.

— ОДКБ не было создано для решения водно-энергетических споров. ОДКБ изначально готово защищать Киргизию от, скажем, угрозы вторжения из Афганистана или каких-то действий международных террористов-боевиков, вроде, «Баткенской войны». Хотя в случае ужесточения водно-энергетических споров и каких-то вооруженных столкновений у ОДКБ есть недавно специально созданный миротворческий механизм и силы. Практики их применения еще нет. Однако, как мне лично кажется, они могут быть задействованы либо с согласия двух сторон конфликта, либо при наличии серьезного международного мандата. Двусторонняя договоренность — это наилучший и идеальный вариант, — считает эксперт. — Недавно частная договоренность была достигнута между Казахстаном и Узбекистаном, хотя, будем реалистами, разногласия между Узбекистаном и Киргизией куда больше. В принципе, нужна международная экономическая поддержка, чтобы их разрешить. Нужны ресурсы внешних доноров, чтобы компенсировать сторонам их взаимные уступки. Увы, в ближайшей перспективе это недостижимо. В том числе, и потому, что великие державы, вместо того, чтобы решать конкретные вопросы, часто занимаются геополитической борьбой, таким «перетягиванием геополитического каната». Поэтому пока внешние игроки, вроде России, Китая или ЕС должны, хотя бы, помочь не допустить серьезного конфликта между Киргизией и Узбекистаном, наподобие узбекско-таджикского или еще хуже.

— Насколько вероятно возникновение серии мелких конфликтов наподобие противостояния в Джалал-Абадской области, для дальнейшей дестабилизации обстановки в регионе?

— К сожалению, такие конфликты очень даже вероятны. Более того, есть серьезные силы, в том числе, и внешние, которые в этом заинтересованы. Это, прежде всего, международные террористы и связанные с ними криминальные круги, работающие в сфере наркоторговли. Именно для этих кругов ослабление киргизской государственности наиболее выгодно, так как можно на неконтролируемых государством территориях создавать криминально-террористические анклавы по образцу того, что есть в Афганистане. Есть также и внешние спонсоры у таких кругов, прежде всего, это радикальные исламистские фонды и круги на Ближнем Востоке. В принципе, уже есть отработанные механизмы «наращивания конфликта» упомянутыми силами. Они включают в себя провокации и распространение провокационных слухов, а также, зачастую, и теракты.

— Должны ли быть предприняты со стороны ОДКБ в целом и России в частности какие-либо упреждающие меры в этом направлении?

— Этим силам ОДКБ и Россия однозначно должны противостоять, мандат ОДКБ это позволяет, тем более, что их цели и методы их работы в Ферганской долине и на Северном Кавказе одни и те же. Что касается либеральной и националистической оппозиции в Киргизии, то, как мне кажется, этим кругам надо быть осторожными, чтобы их действиями не воспользовались радикальные исламисты и террористы, как это было в ходе «арабской весны» на Ближнем Востоке.

Елена КОРОТКОВА


Источник: «News-Asia»

Казахстану предстоит конституционная реформа

КазанцевВчера в Казахстане состоялись досрочные выборы в нижнюю палату парламента и очередные выборы в маслихаты всех уровней (местные органы представительской власти). Президент Нурсултан Назарбаев не исключил, что страну ожидают изменения в политической системе. Властные полномочия могут быть перераспределены между президентом, парламентом и правительством. В итоге Казахстан перестанет быть суперпрезидентской республикой.

Явка избирателей на момент подписания номера в печать превысила 75%. В выборах приняли шесть из семи зарегистрированных партий. По мнению директора Группы оценки рисков Досыма Сатпаева, проведение досрочных выборов в парламент могло быть оправданным только при условии, если, во-первых, были бы внесены определенные изменения с точки зрения повышения роли парламента в политической системе страны. Во-вторых, если бы качественно обновился состав, по крайней мере нижней палаты. Но это тоже не предвидится. «Досрочные парламентские выборы напоминают некую карусель, хождение по кругу. Тем более что и состав участников останется фактически прежним. В отличие от досрочных парламентских выборов 2012 года „конкуренция“ предвидится только между пропрезидентскими партиями. Ни одна реально оппозиционная партия участвовать в выборах не будет. Общенациональная социал-демократическая партия (ОСДП), которая принимает участие в кампании, все же относится к формальной оппозиции. Все это часть политической игры, при которой участие ОСДП должно хоть немного легитимировать выборы, хотя бы с позиций участия неких оппозиционных сил, которые к реальной оппозиции не имеют прямого отношения», — сказал «НГ» Досым Сатпаев. Больших сюрпризов, по мнению эксперта, в парламенте не ожидается. Хотя, конечно, заявления президента о том, что надо создавать в стране парламентско-президентскую систему, интригуют.

Нурсултан Назарбаев в ходе импровизированного брифинга на своем участке после голосования, как сообщает журнал «Vласть», отвечая на вопросы журналистов о возможных изменениях в политической системе и усилении роли парламента, сказал, что «изменения должны быть». «Президентская система власти в Казахстане существует. Речь может идти о распределении власти между ветвями — президентом, парламентом и правительством. Мы в этом направлении думаем», — сказал глава государства. «Когда это будет происходить, мы посмотрим по обстановке в экономике, в мире, внутри страны. Если будет такая воля, что надо будет переходить на другую систему управления, мы очень серьезно над этим будем думать и думаем», — сказал президент. «Демократия — это есть не начало пути, демократия для нас — это конец пути. И мы, постепенно реформируя, принимая законы, двигаемся в этом направлении. И подгонять нас не надо, потому что мы другие, это Азия, у нас другие отношения, семейные отношения, другая религия, другие возможности, (отношения) между людьми, поэтому всем государствам надо научиться уважать традиции, которые есть, историю и культуру друг друга», — заключил Назарбаев.

Эксперты считают, что в Казахстане начался процесс передачи власти. Директор Аналитического центра ИМИ МГИМО Андрей Казанцев считает, что «в силу преклонного возраста президента Назарбаева казахстанская политическая система находится в состоянии транзита, и в связи с этим в стране рано или поздно неизбежно разворачивание операции по обеспечению преемственности власти». «Однако пока преемник официально не объявлен. Многие эксперты полагают, что власти Казахстана пойдут прежде всего по пути перераспределения власти между разными ее ветвями, в том числе возможна и весьма радикальная смена нынешнего баланса сил. В частности, есть точка зрения, что в недрах власти уже давно имеется план конституционной реформы. Не исключено, что в будущем в Казахстане будет уже не президентская, а парламентская республика, где коалиционное большинство в законодательном органе получит возможность формировать кабинет министров. В таком случае фигура премьер-министра станет ключевой, хотя ее влияние будет сбалансировано рядом других высших государственных деятелей (президент, председатель парламента)», — сказал «НГ» Андрей Казанцев. По его мнению, будущий состав парламента станет компромиссным решением для различных групп влияния, что будет особенно важным в случае описанной выше конституционной реформы. «Определяющую роль здесь сыграют такие фигуры, как Дарига Назарбаева (дочь президента), Тимур Кулибаев (зять президента), Карим Масимов (премьер-министр) и Нурлан Нигматулин (глава президентской администрации). Эти люди на сегодняшний день обладают огромным влиянием в казахстанском политическом истеблишменте», — считает Казанцев. Аналитики указывают на то, что может измениться нынешний статус Дариги Назарбаевой. Работая на совершенно разных направлениях (общественная, политическая и государственная деятельность), она продемонстрировала большую личную компетентность и эффективность. В настоящее время она занимает пост вице-премьера по социальным вопросам. Многие наблюдатели полагают, что ей может быть предложен пост председателя нового парламента. Тем более что Дарига Назарбаева имеет значительный опыт парламентской работы.

По мнению Досыма Сатпаева, в республике есть понимание того, что парламент должен быть неким коллективным преемником, но как его сделать таким сильным игроком? Конкретики в этом отношении, по мнению политолога, пока нет.

 

Источник: «Независимая газета»

Казахстан выстраивает европейский вектор под местные нефтяные проекты

КазанцевДокумент охватывает 29 сфер взаимодействия, среди которых стоит выделить вопросы укрепления политического диалога, расширение и углубление сотрудничества в области внешней политики, вопросы безопасности, активизации регионального сотрудничества, развитие инфраструктуры, торговли и инвестиций.

«Для Казахстана это важно, потому что у него есть три внешнеполитических приоритета, которые во всех документах отражены. Это Россия и Китай — два основных внешнеполитических партнера и соседа. И ЕС, как основной экономический партнер. Тут следует учитывать, что ЕС занимает первое место во внешней торговле Казахстана, является крупнейшим инвестором и основным покупателем казахстанской нефти», — отмечает в разговоре с «Экономикой сегодня» директор Аналитического центра Института международных исследований МГИМО Андрей Казанцев.

По его словам, для самого ЕС ратификация документа важна в контексте тех принципов, которые были приняты Брюсселем, предполагающие новые отношения со странами постсоветского пространства. «Там говорится, что ЕС будет развивать отношения со странами Восточного партнерства и Центральной Азии. Что касается отношений с Россией, то они не ухудшатся, потому что Казахстан ведет очень взвешенную многовекторную политику, где он одинаково хорошо сотрудничает со всеми игроками и пытается сбалансировать свои связи. Если где-то есть разногласия между партнерами Казахстана, как например между Россией и ЕС, Астана пытается посредничать, примирять стороны конфликтов», — комментирует эксперт.

Он вспоминает острую фазу украинского конфликта. «Казахстан даже пытался организовывать какие-то переговоры. Если бы географически он не был так удален от европейской части России, то вместо минских соглашений легко можно себе представить астанинские соглашения», — продолжает Казанцев.

В самом Казахстане отмечают, что документ носит комплексный характер, но важнейшим считают торговый раздел. По их мнению, новый документ должен повысить инвестиционную привлекательность страны. Стоит ли ждать увеличения инвестиций? По словам Казанцева, Казахстан сильно зависит от сырья, там наблюдается экономический спад, поэтому он действительно надеется, что улучшение политических отношений с ЕС можно монетизировать в плане привлечение дополнительных инвестиций, хотя ЕС и так является основным торговым и инвестиционным партнером.

«В настоящих политических условиях я не думаю, что им удастся что-то серьезное получить. У Европы сейчас много своих проблем, поэтому она не так активно стремится развивать восточные страны, как это было 5–8 лет назад. Пока трудно говорить об увеличении инвестиций. Возможно, там уже есть какой-то пакет согласованных инвестиций. Если это так, то, скорее всего, они придут в нефтегазовую промышленность, тот же Кашаган, например», — предполагает востоковед Дмитрий Верхотуров.

«А поскольку там работают в основном западные нефтяные компании, не исключено, что соглашение об инвестициях разрабатывается специально под них. Тем более, что проект долгий и дорогой. Хотя по большому счету, я не жду дополнительных серьезных инвестиций в казахстанскую экономику», — резюмирует Верхотуров.


Источник: «Экономика сегодня»

Назарбаев направил Казахстан на путь обновления

Казанцев20 марта в Казахстане одновременно пройдут выборы в мажилис (нижнюю палату парламента) и маслихаты всех уровней (органы местного самоуправления). Несмотря на предсказуемость победы президентской партии «Нур Отан» («Свет Отечества»), эксперты находятся в ожидании изменений на политическом поле страны.

Выборы в мажилис, как известно, проводятся досрочно. Правительство столкнулось с необходимостью продолжения реформ в тяжелой экономической ситуации. А это требует мандата доверия населения. Президент Нурсултан Назарбаев призвал электорат проявить активность на выборах и продемонстрировать единство страны. «Очень важно, чтобы все граждане пришли на выборы и проголосовали за продолжение курса стабильности, единства и созидания. Все мы знаем, что именно на это направлена деятельность политической партии «Нур Отан», — заявил Назарбаев, выступая на республиканском форуме Ассамблеи народа Казахстана в Уральске.

Кроме партии «Нур Отан» в выборах в парламент примут участие пять партий — «Ак жол» («Светлый путь»), «Ауыл» («Село»), «Бирлик» («Единство»), а также Коммунистическая народная партия Казахстана (КНПК) и Общенациональная социал-демократическая партия (ОСДП). Всего в мажилис будут избраны 107 депутатов. Из них 98 получат мандаты по партийным спискам. Еще 9 депутатов делегирует Ассамблея народа Казахстана.

«Парламент пятого созыва свою задачу выполнил. Досрочные выборы понадобились в связи с необходимостью проведения болезненных экономических трансформаций. Это будет парламент „тощих лет“ с урезанными статьями бюджетных расходов», — сказал «НГ» научный сотрудник Института экономики РАН Александр Караваев. Первая, по его мнению, задача парламента будет заключаться в полной ревизии местных бюджетов. «Это произойдет в апреле—августе 2016 года в ходе пересмотра республиканского бюджета на 2017–2019 годы. Стоит думать, что все бюджетные расходы будут оптимизированы путем исключения неэффективных расходов», — сказал эксперт. Вскоре после выборов, по его словам, будут внесены дополнения в Бюджетный кодекс, предусматривающие заимствование местными исполнительными органами у правительства для покрытия дефицита наличности на срок до трех лет. Будет принят проект объединенного Налогового и Таможенного кодексов, который предусматривает введение налога с продаж вместо НДС, оптимизацию налоговых режимов до трех уровней, отмену неэффективных налоговых льгот, а также повышение прозрачности налоговой сферы.

«Учитывая, что перспективы трансформаций отнюдь не ясные, было решено подстраховаться перестановкой мест в широкой и разнообразной по составу группе политической элиты, на „средних этажах“ власти», — считает Караваев.

О том, что большинство мест в новом составе мажилиса достанется «Нур Отан», никто не сомневается. Однако, как отметил «НГ» директор аналитического центра Института международных исследований МГИМО Андрей Казанцев, это не означает, что персональный состав парламента останется прежним. «Казахстан по темпам обновления политической и административной элиты молодыми людьми уже давно лидирует на постсоветском пространстве. Это была часть стратегии президента Назарбаева, реализуемой, в частности, в рамках программы "Болашак" („Будущее“). Молодежь, получившая хорошее образование за границей (и не только на Западе, но и в России), усилиями президента активно включалась в административный аппарат и политическую жизнь на всех уровнях. В партийном списке партии власти „Нур Отан“ осталось не более 25% прежних депутатов. Та же картина в списках демократической партии „Ак жол“ и КНПК, представленных в мажилисе последнего созыва», — сказал Казанцев.

Эксперт считает, что казахстанскую политическую элиту условно можно разделить на три поколения. Первое поколение «дедов» (в Казахстане их называют агашками) — это политические деятели, вышедшие из советского периода, создатели постсоветского Казахстана. Они постепенно уходят из власти просто в силу возраста. Второе поколение «отцов» можно назвать успешными бизнесменами и талантливыми экономистами, выдвинувшимися в 90-е годы. Характерный пример — премьер-министр Карим Масимов, большинство действующих министров, акимов и руководителей национальных компаний. Их уже подпирает третье поколение «детей» — это молодые люди, имеющие блестящее зарубежное образование, но не очень большой опыт работы. Особенность казахстанского транзита власти, возможно, будет состоять в том, что она будет постепенно передаваться от «дедов» к «внукам». «Отцы» и уходящее поколение «дедов» будут гарантами того, что выпускники «Болашака» не наделают серьезных ошибок из-за нехватки жизненного опыта. Для этого в республике нужно провести конституционную реформу, о которой в прошлом году говорил Назарбаев. Она поможет преобразованию республики из президентской в президентско-парламентскую.

Доктор политических наук Северо-Осетинского института гуманитарных и социальных исследований ВНЦ РАН Юлия Усова полагает, что «состав нового Законодательного собрания скорее всего будет отражать внутриэлитный расклад и способствовать решению задач модернизации политической системы Казахстана».

«Усиление роли парламента и политических партий позволит активизировать плюралистические конкурентные механизмы, сделать политическую систему более гибкой и восприимчивой в отношении новых глобальных вызовов и расширить политическое представительство различных социальных и этнических групп (в частности, русскоязычного населения). Традиционным фаворитом выступает партия „Нур Отан“, можно отметить традиционный вес КНПК и наличие определенного политического потенциала объединения НДПП „Ауыл“, ориентированного на поддержку и развитие агропромышленного комплекса», — сказала «НГ» Юлия Усова. — Что же касается присутствия представителей молодого поколения в партийных списках «Нур Отан», то в данном случае, на взгляд Усовой, «имеет место определенного рода PR-акция, направленная на позитивизацию имиджа самой партии, которая позиционируется как партия чиновников, и имиджа самого парламента».

«Таким образом, наглядно демонстрируется, что политико-управленческая элита страны, вопреки мнению о несменяемости, находится в стадии обновления», — подчеркнула эксперт.

Юлия Усова отметила, что, несмотря на то что Казахстан считается одним из самых стабильных государств Центральной Азии и фактическим региональным лидером, на современном этапе неблагоприятная внешняя конъюнктура осложняет продвижение экономических и политических реформ. К приоритетным направлениям повестки 2016 года для Казахстана можно отнести поддержку курса на интеграцию страны в мировую экономику, улучшение инвестиционного климата, привлечение зарубежных партнеров для участия в ЭКСПО-2017, усиление работы по реализации Концепции многовекторной внешней политики на 2014–2018 годы. Какие возможности у политической элиты для доведения всех позитивных преобразований до логического завершения — покажет время.

 

Источник: «Независимая газета»

Московский государственный институт международных отношений

Международная жизнь

Министерство иностранных дел Российской Федерации.