Главное

Международная аналитика

 

Международная аналитика - 2016. Выпуск 4

 

Парламентские выборы в Сирии

КрыловВесенние выборы в Сирии: конец ли «арабской весны»? О предстоящих парламентских выборах в Сирийской Арабской Республике рассказывает профессор кафедры востоковедения, ведущий научный сотрудник Центра ближневосточных исследований ИМИ Александр Крылов.

13 апреля в Сирии состоятся парламентские выборы. В соответствии с действующей конституцией в Народное собрание будут избраны 250 представителей. По результатам выборов будет сформировано новое правительство. Россия как государство-сопредседатель процесса переговоров по сирийскому урегулированию официально поддержала решение президента САР Б.Асада провести внеочередные выборы. Спецпредставитель президента РФ по Ближнему Востоку М.Богданов отметил, что «апрельские выборы не противоречат мирному процессу».

Напомним, что предыдущие выборы были проведены в августе 2012 г., т.е. в самый разгар продолжающегося уже почти пять лет сирийского конфликта. Накануне выборов правительство Б.Асада отменило чрезвычайное положение в стране, действовавшее с 1963 г., и осуществило ряд принципиально важных конституционных реформ, что способствовало увеличению представительства оппозиционных сил в Народном собрании до 40 мандатов.

Согласно ныне действующей конституции САР, электоральная система построена таким образом, что в правительственную коалицию могут попасть политические организации, признающие руководящую роль партии «Баас» во главе с президентом Б.Асадом. Эта коалиция носит название «Национальный прогрессивный фронт» (НПФ). На выборах 2012 г. в НПФ, помимо правящей партии «Баас» (134 места), вошли 9 проправительственных объединений, придерживающихся панарабских, националистических, социалистических и коммунистических установок (35 мест). Умеренный оппозиционный Народный фронт за перемены и освобождение, оформившийся сразу после начала антиправительственных выступлений в августе 2011 г. на базе протестных комитетов, которые стихийно возникли во всех основных городах Сирии, получил 5 мест. Остальные места в Народном собрании распределились между независимыми кандидатами и представителями крестьянских и рабочих комитетов.

Предстоящие выборы также открыты для оппозиции, но не для тех ее представителей, кто требует устранения правящей партии «Баас» и ее лидера в качестве основного условия для проведения общесирийских выборов и, естественно, тех оппозиционеров, которые несут ответственность за военные преступления.

Подчеркнем, что текущие выборы проходят в принципиально новой обстановке. Решительные действия российских ВКС коренным образом изменили ситуацию в стране. Успех правительственных войск и сил национальной самообороны при поддержке российской авиации способствовал прорывному наступлению на позиции террористических формирований и мятежников в ключевых городах — Алеппо, Идлибе, Латакии, Дейр эз-Зоре; успешно завершена операция по освобождению исторического и стратегически важного города Пальмира. «Исламское государство», «Джабхат ан-Нусра» [1] и др. террористические группировки отступают и фактически оказались отрезанными от трафиков снабжения продовольствием, топливом, деньгами и оружием. Вооруженные отряды террористов деморализованы и их уничтожение на территории САР при существующем раскладе сил реально может завершиться к концу лета 2016 г. А главное, при активном участии России было достигнуто долгожданное перемирие, и был открыт путь к мирным переговорам с участием тех сил, которые заинтересованы в урегулировании конфликта. Поддержка со стороны США и большей части стран возглавляемой ими коалиции переговорного процесса в Женеве в новом формате и режима прекращения огня — еще одно подтверждение того, что благодаря позиции, занятой Россией по сирийскому вопросу, расстановка сил изменилась в позитивную сторону.

Однако ситуация вокруг Сирии все еще остается чрезвычайно сложной, неопределенной и крайне опасной. Мирный исход — это не то, на что рассчитывали некоторые стороны конфликта, по-прежнему заинтересованные в дальнейшей дестабилизации обстановки в Сирии, ведущей к дезинтеграции и распаду страны.

Сейчас многое будет зависеть от того, будет ли способна сирийская оппозиция преодолеть внутренние разногласия и отказаться от прежних политических амбиций? Будет ли оппозиция способна проявить волю и совместными усилиями в сотрудничестве с нынешними сирийскими властями, МГПС, ООН и другими сторонами приступить к осуществлению задач, которые обозначены в резолюции 2254 СБ ООН?

По мере разрастания конфликта сирийская оппозиция приобрела довольно сложную конфигурацию, имеющую несколько направлений: внутреннее и внешнее, светское и религиозное, военное и пацифистское, умеренное и радикальное.

За годы гражданского противостояния большая часть внутренней оппозиции объективно пришла к осознанию необходимости скорейшего и безотлагательного примирения. Основные силы внутренней оппозиции, действующие в рамках Народного фронта за перемены и освобождение (НФПО) и Национального координационного комитета за демократические перемены (НККДП) сейчас готовы к позитивному сотрудничеству с официальным Дамаском. В окружении Б.Асада есть понимание того, что широкая умеренная оппозиция — даже несмотря на резкие заявления в адрес ныне правящего политического руководства — должна принять участие и в выборах, и в работе Народного собрания. Обе стороны уже сделали шаги навстречу друг другу: 10 августа 2014 г. НФПО и НККДП подписали Меморандум о взаимопонимании, в котором, в частности, отмечалось, что «нынешний автократический режим способен трансформироваться в демократическую плюралистическую систему». Правительство Б.Асада, способствуя сближению внутренней оппозиции и действующей власти, объявило широкую амнистию, которая распространяется на всех, кто не совершал военных преступлений и не состоял в джихадистских группировках.

Что касается внутренней оппозиции, представленной Национальной коалицией сирийских революционных и оппозиционных сил (НКРОС) и Сирийским национальным Советом (СНС), то она, как и прежде, идет на поводу у своих зарубежных спонсоров — т.н. «друзей Сирии» и, прежде всего, США. Не дожидаясь итогов сирийских выборов, Госдеп США уже официально сообщил, что «Вашингтон не будет рассматривать парламентские выборы в Сирии 13 апреля в качестве легитимных». Известные террористические и радикально-исламиссткие группировки, которые не признают ни правительства Б.Асада, ни международного процесса по урегулированию, понятно, попытаются сделать все возможное, чтобы обострить ситуацию в стране.

Очевидно, что на апрельских выборах 2016 г. в Сирии победу одержит вновь партия «Баас» во главе с Б.Асадом. И обвинения Запада и внешней оппозиции в том, что действующая система выборов устроена так, что она обеспечивает победу правящей партии, в данном случае звучат безосновательно. При любой и самой демократической системе выборов на сегодняшний день в Сирии победит Б.Асад, альтернативы ему попросту нет. Зарубежные «оппозиционеры в креслах», заседающие в пятизвездочных отелях на деньги западных, турецких и саудовско-катарских меценатов, объективно не смогли выдвинуть сколь-нибудь достойную кандидатуру, способную на равных конкурировать с нынешним президентом. Нет такой кандидатуры и в стане внутрисирийской оппозиции. За Б. Асада проголосует большинство сирийцев лишь по одной причине: не он развязывал войну, которая ввергла Сирию в состояние крупнейшей гуманитарной катастрофы современности, не он, а оппозиция и поддерживающие ее «друзья Сирии» способствовали проникновению в страну иностранных наемников и террористов. Все пять лет конфликта Б.Асад последовательно противостоял тем самым террористам, которые сейчас представляют угрозу для всего цивилизованного мира. При всех недостатках, которые, безусловно, были присущи правящему «баасистскому» режиму, до спровоцированных «арабской весной» событий осени 2011 г., Сирия была вполне благополучной по меркам Ближнего Востока страной, игравшей существенную роль в решении глобальных политических и экономических проблем региона. Сирия под руководством Б.Асада выдерживает все массированные атаки внутренних и внешних врагов. Именно по этим причинам и на Западе, и в США вынуждены были пересмотреть отношение к Б.Асаду и отказаться от прямолинейных заявлений с требованием его немедленного ухода.

Несмотря на то, что Б.Асад и силы, поддерживающие его, пользуются сейчас наибольшей поддержкой в сирийском обществе (около 47 % опрошенных ответили, что только правящий режим способен вывести страну из затянувшегося кризиса) [2], будущим избранникам в Народный совет и правительство предстоит решать исключительно серьезные и труднейшие задачи. И дело не только в угрозах и вызовах, исходящих от террористических формирований и внешних сил, стремящихся к разрушению сирийских государственности и суверенитета.

Даже в случае достижения окончательного мирного соглашения между враждующими сторонами в Сирии на повестку дня неизбежно встанет еще более острый вопрос — в состоянии ли мировое сообщество объединить усилия, а главное — изыскать средства для восстановления в стране того, что было разрушено в ходе пятилетнего конфликта? Уже подсчитано, что на реставрацию экономики Сирии может потребоваться 689 млрд долл. (!), если военный конфликт в регионе прекратится в 2016 году. Эта сумма в 140 раз превышает размер гуманитарной помощи, которую мировое сообщество предполагает оказать Сирии, и, возможно, возрастет до 1,7 трлн долл. в случае продолжения военного конфликта до 2020 года [3]. Для решения проблем восстановления страны ни нынешнее, ни следующие правительства не смогут справиться без международной помощи. А вот сумеет ли это сообщество преодолеть свои разногласия — это вопрос уже выходящий за рамки сирийского конфликта.

__________________________________

1. 29 декабря 2014 г., по иску Генеральной прокуратуры, Верховный суд России признал организации «Исламское государство Ирака и Леванта» и «Джабхат ан-Нусра» террористическими международными организациями и запретил их деятельность в России.
2. Suppose a respectable opinion poll found that Bashar al-Assad has more support than the Western-backed opposition. Would that not be major news? The survey, conducted by ORB International. December 11, 2015.
3. The Cost of Conflict for Children. Five years of the Syria Crisis. London: Frontier Economics and World Vision International. March 2016. — P. 1.


Источник: Портал МГИМО

Мир на пороге полноценной длительной войны

КрыловО последних событиях на Ближнем Востоке и решениях, принятых по сирийскому вопросу на конференциях в Женеве и Мюнхене, рассказал ведущий научный сотрудник Центра ближневосточных исследований ИМИ МГИМО, доктор исторических наук, профессор Александр Крылов.

Все, кто внимательно следит за событиями, происходящими в Сирии, понимают, что сейчас, благодаря решительным действиям России и ее ВКС наконец-то произошел реальный стратегический перелом на всех фронтах. Последняя, третья по счету, конференция по Сирии в Женеве и конференция по безопасности в Мюнхене, завершившаяся на прошлой неделе, лишь подтвердили правоту, которую отстаивала Россия в течение всех лет начавшегося в 2011 году сирийского конфликта: разношерстная, раздираемая противоречиями оппозиция не в состоянии достичь политического компромисса и сформировать жизнеспособное и альтернативное существующему правительство.

Успех правительственных войск и сил национальной самообороны при поддержке российской авиации способствовал прорывному наступлению на позиции террористических формирований и мятежников в ключевых городах — Алеппо, Идлибе, Латакии, Дейр эз-Зоре. Наиболее ощутимые потери джихадисты несут в Алеппо и прилегающих к этому важному промышленному городу районах. Окопавшиеся здесь сторонники ИГИЛ (организация запрещена в РФ), «Джебхат ан-Нусра» и др. террористических группировок оказались полностью отрезанными от трафиков снабжения продовольствием, топливом, деньгами и оружием из Турции и некоторых стран Аравийского полуострова.

Кроме того, Демократические силы Сирии — альянс, в котором ведущую роль играют курдские Отряды народной самообороны, перешли в наступление и захватили дамбу Тишрин на реке Евфрат и выдвинулись на север, к городу Аззаз — ключевому пункту снабжения так называемого «Исламского государства» из Турции.

В результате последних военных операций антитеррористических сил Турция теперь изолирована от своих пособников на сирийской территории. Большинство джихадистов, воевавших по идеологическим соображениям, либо уничтожены, либо бежали. Остались в основном иностранцы, для которых война — источник дохода. Как отмечают серьезные эксперты, «террористический интернационал» сейчас полностью деморализован и военные действия по уничтожению джихадистских формирований на территории САР при существующем раскладе сил могли реально завершиться к концу лета 2016 года. Однако именно такой исход, как показывает действительность, не устраивает некоторые стороны, заинтересованные в дальнейшей дестабилизации обстановки в Сирии. На данном этапе ситуация становится еще более сложной, неопределенной и крайне опасной. Турция, Саудовская Аравия и некоторые другие арабские страны, входящие в Исламскую военную коалицию, провоцируют эскалацию конфликта. Турецкие СМИ сообщили о том, что на границе с Сирией сосредоточена мощная армейская группировка численностью в 80 тысяч человек. Саудовская Аравия, ОАЭ и Бахрейн объявили о своей готовности ввести свои сухопутные войска на сирийскую территорию. Утром 12 февраля на базу турецких ВВС в Инчирлик были переброшены саудовские военные самолеты и техника. По сообщению CNN и других западных источников, артиллерия турецкой армии обстреливает позиции и базы сирийской армии к северу от Латакии и курдские укрепления в районе Аззаз. Министр иностранных дел Турции Мевлют Чавушоглу, комментируя происходящее, заявил: «У нас есть совместная стратегия. Турция и Саудовская Аравия готовы к началу сухопутной операции»[1]. Положение усугубляется невразумительной позицией США и их европейских союзников, которые ограничиваются расплывчатыми заявлениями и маловразумительными призывами к перемирию между противоборствующими сторонами.

Нет сомнения, что вторжение в Сирию саудовских и турецких войск будет осуществлено не в целях борьбы против террористов, не ради защиты сирийского населения от ужасов и насилия, источаемых «Исламским государством», а будет это сделано только ради одной цели — свержения правительства Б.Асада. Очевидно, что если события будут развиваться по такому сценарию, то могут сбыться самые худшие предсказания, некоторые из которых прозвучали недавно в выступлении премьер-министра России Д.Медведева на конференции по безопасности в Мюнхене, где он, в частности, подчеркнул: «Наземная операция — это полноценная длительная война». Такая война неминуемо обернется катастрофой для всего Ближнего Востока и будет иметь непредсказуемые последствия для всего мира.


1.Turkey, KSA could launch Syria ground operation: Ankara // «Arab news», 14.02.2016.

Источник: Портал МГИМО

Год борьбы с «Исламским государством»

КрыловВедущий научный сотрудник Центра ближневосточных исследований, профессор кафедры востоковедения Александр Крылов — об истоках зарождения «Исламского государства» (организация признана в России экстремистской и запрещена) и международных усилиях по борьбе с ним.

Уходящий 2015 год подтвердил, что Ближний Восток был и остается самым взрывоопасным регионом мира. Сегодня эпицентром террористических атак стала Сирия. Продолжающийся почти пять лет сирийский конфликт обнажил все язвы и неурегулированные проблемы региона. Некогда вполне благополучная страна, Сирия оказалась в тисках самой масштабной гуманитарной и культурной катастрофы нашего времени.

Как и многие другие ближневосточные конфликты, сирийский кризис переродился из бунта периферии против центра политической власти в столкновение геостратегических приоритетов различных государств и групп интересов. Внутреннее протестное движение быстро вышло за рамки застарелого конфессионального конфликта между алавитами и суннитами, и конфликт приобрел форму традиционного исторического противостояния между мусульманами-шиитами и мусульманами-суннитами.

Наступление сирийской суннитской оппозиции на проправительственные силы алавитов обусловило вмешательство в конфликт Ирана и ливанской шиитской группировки «Хизбалла», что, естественно, не могло не вызвать крайне негативной реакции Израиля и нефтяных монархий Персидского залива.

Ослабление центральной власти в Ираке и Сирии объективно стимулировало выступление курдов обеих стран за независимость и объединение. Ответная реакция-недовольство турецких властей, которые в противовес здравому смыслу встали на сторону антиправительственной сирийской оппозиции и закулисно поддерживают террористические формирования. Используя факт своего присоединения к американской коалиции, Турция с благословения Эрдогана начала усиленно бомбить не места концентрации террористов, а курдские населенные пункты в Сирии, и без того пострадавшие от натиска джихадистов, а также расширила зону своего военного присутствия в северном Ираке.

За полтора года своего существования созданная по инициативе США коалиция фактически никак не проявила себя в борьбе против «террористического интернационала». Более того, Барак Обама подписал принятую обеими палатами американского Конгресса резолюцию, которая позволяет снабжать оружием и обучать при помощи американских инструкторов бойцов сирийской оппозиции, в состав которой входят джихадистские группировки типа «Джебхат ан-Нусра».

В целях усиления позиций консервативного ислама в арабском мире и противодействия шиитской (иранской) экспансии Саудовская Аравия, Катар и другие монархии Персидского залива стали активно поддерживать оружием и финансами сирийскую оппозицию. Однако, убедившись в ее недееспособности, аравийские политики сделали ставку на исламистов радикального толка, которые не преминули воспользоваться сложившейся ситуацией и нескончаемыми потоками потянулись в охваченные хаосом и анархией районы Ирака и Сирии.

Массированная поддержка исламистов, оказанная им со стороны ряда влиятельных стран, в том числе входящих в НАТО, в итоге обернулась эпохальным событием в истории человеческой цивилизации. Впервые террористы, стоящие на позициях джихадизма, обрели собственную государственность в виде так называемого «Исламского государства» (ИГ). И только что народившаяся империя средневекового варварства и человеконенавистничества уже источает серьезные угрозы и вызовы всему миру.

Сейчас под черным знаменем самопровозглашенного «халифата» в Сирии и Ираке воюют около 80 тысяч боевиков. Более тысячи боевиков пополняют ряды ИГ ежемесячно, а общее число иностранцев составляет от 25 до 30 тысяч человек — выходцев из почти 100 стран. Еще 15 тысяч исламистов из различных экстремистских группировок присягнули на верность «халифату» в Ливии, Египте, Тунисе, Алжире, Марокко, Иордании, Турции, Йемене, Афганистане, Пакистане, Узбекистане, Нигерии, Мали, Нигере и Чаде. ФСБ России подтвердила что, в рядах «Исламского государства» воевали к концу 2015 года 2400 российских граждан, а Национальный антитеррористический комитет России сообщил о том, что в отрядах ИГ получают боевой опыт представители группировки «Имарат Кавказ», а также сторонники течения «Хизб ут-Тахрир» и других организаций, чья деятельность запрещена на территории России.

Учитывая тот факт, что возглавляемая США коалиция фактически проявила неспособность противостоять распространению террористической агрессии в Сирии, Ираке и Афганистане и, более того, своим бездействием способствовала укреплению позиций радикального ислама в непосредственной близости от границ Российской Федерации, российская сторона в начале октября 2015 года приняла обоснованное решение «по линии Минобороны содействовать объединению усилий армии САР и „Свободной сирийской армии“ в борьбе с ИГИЛ и прочими террористическими группировками, в том числе в контексте координации с действиями российской авиации»[1].

При этом было четко подтверждено, что российские военные в Сирии будут работать исключительно против «Исламского государства», «Джабхат ан-Нусры» и прочих террористических группировок. В целях согласования усилий по предотвращению угрозы расползания исламистского терроризма Россия инициировала создание координационного военного штаба в Багдаде для налаживания сотрудничества между всеми региональными и международными силами, которые ведут реальную, а не мнимую борьбу против ИГ и других джихадистских формирований.

Задача, стоящая перед российскими силами в Сирии, представляется достаточно сложной, поскольку базы террористов располагаются на площади, превышающей 100 тысяч кв. км. Учитывая, что границы с Ираком и Турцией (около полутора тысяч км) фактически прозрачны, боевики могут беспрепятственно перейти на территорию, находящуюся вне зоны досягаемости российских самолетов.

Кроме того, гибридный конфликт в Сирии способствовал тому, что вызревшее в условиях безвластия, вакуума безопасности и длительного отсутствия реальных сил противодействия «Исламское государство» трансформировалось в разветвленную, чрезвычайно гибкую, жизнеспособную, быстро восстанавливающуюся в критических условиях структуру. Она имеет горизонтально-сетевую конструкцию и способна стремительно выйти за пределы ныне существующих границ «халифата», поскольку обладает хорошо продуманной и привлекательной идеологией. Империя джихада обладает миллиардами долларов за счет грабежа банков, магазинов, захваченного имущества иноверцев, обмена заложников за выкуп, работорговли, торговли археологическими артефактами, контроля над наркотрафиком и нелегальными каналами распространения нефти. Сейчас «Исламское государство» является самой богатой террористической организацией и ежедневно пополняет свои активы на 1 млн долларов только за счет спекуляций на нефтяном черном рынке. Финансовые рычаги позволяют главарям ИГ вербовать новобранцев и зазывать в свои ряды террористов всех мастей и со всех континентов.

Война, объявленная Россией «Исламскому государству» и его пособникам, осложняется тем, что нашим ВКС не приходится рассчитывать на действенную поддержку США и их союзников по коалиции. Беспрецедентное сотрудничество Турции с террористами и неподдающееся разумному объяснению решение турецких властей сбить российский самолет Су-24 в сирийском воздушном пространстве — тому подтверждение. Начиная военную операцию в Сирии, российское руководство отлично осознавало, что в сложившихся обстоятельствах ультраблицкриг исключается, и противостоять ИГ придется фактически в одиночку, не уповая на помощь созданной США коалиции, а путём методичного уничтожения очагов сопротивления террористов и их инфраструктуры на дальних подступах.

Такая и только такая тактика может обеспечить эффективное блокирование проникновения радикальных исламистов на территорию нашей страны и сопредельных государств. Нет сомнения, что эта тактика даст положительный результат и уже в грядущем году «Исламское государство» как структурированная система, скорее всего, прекратит свое существование в Сирии и Ираке.

Однако без объединения международных усилий, без единого фронта антитеррористических сил губительная идеология джихадизма и вызовы, исходящие от исламистов, будут угрожать миропорядку и высшим ценностям общечеловеческого существования.

Источник: Портал МГИМО

Звезда опустилась на полумесяц. Стратегическое партнерство Турции и Израиля

 КрыловИзвестно, что Израиль и Турция — основные военно-стратегические партнеры США на Ближнем Востоке. Прозападная и, в первую очередь, проамериканская ориентация была и остается основным мотивом, который сближал эти государства и побуждал их к сотрудничеству. В силу исторических обстоятельств Турция и Израиль также становились естественными союзниками и партнерами. В эпоху военно-политического противостояния Европы и Великой Порты евреи, гонимые и преследуемые в католических странах, находили убежище в Османской империи. Турецкие власти благосклонно относились к еврейским изгнанникам из Европы: им были выделены большие участки земли, в том числе в Палестине, предоставлена общинная автономия и свобода экономической деятельности. До сих пор Турция — единственное исламское государство, где евреи (около 20 тысяч человек) пользуются одинаковыми политическими, гражданскими, экономическими и культурными правами наравне с другим населением. Турецкие евреи в основном принадлежат к наиболее зажиточным и средним слоям населения. Экономическое процветание общины побудило некоторые еврейские семьи, переселившиеся в свое время в Израиль, вернуться в Турцию; в конце 1980-х — начале 1990-х гг. число таких реэмигрантов возросло, а алия из Турции практически прекратилась [1].

В ноябре 1949 г. Турция признала Израиль и первой из исламских стран установила с ним дипломатические отношения. В июле 1950 г. между двумя государствами было заключено первое торговое соглашение. До кризиса в турецко-израильских отношениях, разразившегося в 2010 г. и остающегося неурегулироолванным до сих пор, товарооборот между двумя странами составлял 3,5 млрд долл., и Израиль занимал 17 место в списке стран-экспортеров на турецком рынке, в то время как Турция была шестым по величине рынком для Израиля.

Долгое время даже после прихода к власти в Турции Партии справедливости и развития в 2002 г. прагматическая заинтересованность друг в друге позволяла обоим государствам поддерживать высокий уровень взаимодействия, особенно в сфере экономики и военно-технического сотрудничества. Инициатором охлаждения турецко-израильских отношений был Р. Эрдоган, в то время премьер-министр, а ныне – президент Турции. Стремясь завоевать авторитет в исламском мире, пришедшие к власти сторонники исламизации Турции постепенно начали дистанцироваться от «сионистского образования». Р. Эрдоган демонстративно с почетом принял в Анкаре лидера ХАМАС Х. Машаля, заявил о возможности нормализации отношений с Ираном, осудил израильскую военную операцию «Литой свинец» в Газе (27 декабря 2008-19 января 2009 гг.).

Поводом для фактического разрыва дипломатических отношений стал инцидент с судном «Мави Мармара». Cудно входило в так называемую «Флотилию мира», попытавшуюся в ночь с 30 на 31 мая 2010 г. прорваться с гуманитарным грузом на борту в полностью блокируемый Израилем сектор Газа. В результате атаки израильского спецназа флотилия из шести судов была остановлена в нейтральных водах, девять активистов пацифистского движения были убиты и 30 ранены. Все убитые были гражданами Турции. Выступая в парламенте страны на следующий день после инцидента, Р. Эрдоган заявил, что действия Израиля заслуживают решительного осуждения и назвал их «штурмом против гуманности, вопреки международным законам и миру во всём мире». На заседании турецкого парламента было решено пересмотреть отношения между Турцией и Израилем, отозвать турецкого посла из Тель-Авива, закрыть воздушное пространство Турции для израильских некоммерческих самолетов. Были заморожены некоторые оборонные проекты, турецкие курорты были закрыты для израильских туристов.

События «арабской весны» подтвердили, что турецкое политическое руководство восприняло их как благоприятный момент для продвижения нео-пантюркистских устремлений и модели «турецкой демократии», в странах Ближнего Востока и Северной Африке, т.е. там, где по историческим меркам еще совсем недавно находились провинции Османской империи, полностью зависимые от власти стамбульских султанов. Анкара усиленно стимулировала продвижение политических, экономических и прочих интересов Турции в Центральной Азии и Южном Кавказе [2]. Турция была одной из первых стран, признавшей постреволюционные режимы в Тунисе, Ливии и Алжире. Заметно возросла роль Турции в решении палестинской проблемы в частности и проблем ближневосточного урегулирования в целом.

Сразу после того, как в марте 2011 г. протестное движение со стандартными требованиями смены политической власти дошло до сирийской территории, Турция активно подключилась к кампании по поддержке противников правящего руководства САР. Р. Эрдоган недвусмысленно заявил, что «события в Сирии превращаются во внутреннее дело Турции» [3]. Оппозиционная правительству президента САР Б. Асада Сирийская свободная армия комплектуется в лагерях беженцев, расположенных на турецкой территории. Вербовка и подготовка волонтеров осуществляется инструкторами турецких спецслужб. Турецкими властями был установлен режим полной экономической блокады южного соседа, однако в основном именно через турецкие границы осуществляется переброска вооруженных диверсионных групп в Сирию, в том числе джихадистов из ИГ и «Аль-Каиды».

Продолжающееся кровопролитие в Сирии также соответствует стратегическим интересам Израиля, поскольку в значительной степени ослабляет потенциал его основных региональных противников. Сирия некогда одна из лидирующих стран арабского мира в нынешних обстоятельствах фактически отстранена от решения вопросов ближневосточного урегулирования, что, безусловно, способствует интеграции оккупированных сирийских Голанских высот в составе Государства Израиль.

Объективно кризис в отношениях между Турцией и Израилем не выгоден ни той, ни другой стороне. У Турции и Израиля намного больше общих интересов и точек соприкосновения, чем оснований для конфронтации. Так, Израиль, поставивший во главу угла своей внешней политики концепцию недопущения Ирана к любым разработкам в области ядерных технологий, объективно заинтересован в ликвидации режима Б. Асада основного союзника Тегерана в регионе.

Турция, стремящаяся к установлению своего контроля над районами проживания сирийских, иракских и иранских курдов, не в меньшей степени заинтересована в дестабилизации внутренней обстановки как в Иране, так и в Сирии и Ираке. На фоне «иранского синдрома» идет формирование нового турецко-израильского политического альянса. На официальном уровне Израиль ясно дал понять, что поддерживает действия иностранной коалиции во главе с США в Сирии и выступает за устранение Б. Асада.

Еще два года назад по инициативе президента США Б. Обамы состоялся телефонный разговор израильского премьер-министра Б. Нетаньяху и премьер-министра Турции Р. Эрдогана. Б. Нетаньяху принес извинения турецкой стороне и указал: «После трех лет разлада в турецко-израильских отношениях я решил, что настала пора их реабилитировать. Изменяющаяся реальность вокруг нас вынуждает постоянно пересматривать отношения с другими странами региона. За прошедшие три года Израиль делал неоднократные попытки примирения с Турцией. Факт заключается в том, что для меня главным фактором стал сирийский кризис» [3].

Со своей стороны, Р. Эрдоган принял извинения израильского премьера, обязался закрыть уголовное дело в отношении израильских спецназовцев, участвовавших в рейде и подчеркнул «важность тесного сотрудничества и дружбы между турецким и еврейским народами» [4].

Белый Дом с удовлетворением констатировал в отчете об итогах визита Б.Обамы в Израиль: «Соединенные Штаты глубоко ценят наши тесные партнерские отношения с Турцией и Израилем, и мы придаем большое значение восстановлению позитивных отношений между ними в целях содействия региональному миру и безопасности».

В декабре 2015 г. власти Турции подтвердили, что на переговорах в Швейцарии было достигнуто предварительное соглашение с Израилем. Согласно условиям соглашения, Израиль создает фонд в размере 20 млн долл. для выплаты компенсации жертвам рейда израильских командос на корабль «Мави Мармара», а в обмен на это Турция отказывается от любых исков против Израиля по этому делу. Кроме того, Израиль обязался ослабить режим блокады сектора Газа.

Возобновление турецко-израильского сотрудничества под эгидой США в нынешних обстоятельствах устраивает все стороны. Р. Эрдоган, имидж которого существенно пострадал из-за коррупционных скандалов, гонений на демократическую оппозицию и курдского вопроса, безуспешных попыток занять лидирующие позиции в мусульманском мире и обоснованных обвинений в пособничестве террористам в Сирии будет использовать примирение с Израилем для укрепления своих политических позиций.

Израиль заинтересован в расширении регионального круга государств, готовых проявлять к нему лояльность. Турция рассматривается как важнейший инвестор программ развития израильского ВПК, а также долгосрочного проекта разработки газового месторождения «Левиафан» и строительства подводного газопровода, по которому израильский газ будет поступать в Турцию.

Все стороны реанимированного союза при участии США объединяет единая стратегическая задача сдерживания фронта радикального ислама в сторону Ирана, Северного Кавказа, Центральной Азии и далее в направлении границ России.

 

1. Краткая еврейская энциклопедия. Иерусалим, Т. 8. С. 1131.

2. Особенности внешней политики Турции в отношении постсоветских стран / Доклад ОРСАМ: 27, ноябрь 2012. С. 10.

3. Netanyahu says Syria was main reason for apology. «Yediot ahronot», 24.03.2013.

4. Турция: Израиль идет нам навстречу, «MIGnews», 23.03. 2013.

 

Источник: Российский совет по международным делам

 

Предложение Саудовской Аравии — часть информационной войны между США и Россией

krilovПредложение Эр-Рияда Москве отказаться от поддержки президента Сирии Башара Асада, о котором в среду написала газета The New York Times, говорит об информационной войне между США и Россией. Такую точку зрения в комментарии «Диалогу» высказал ведущий научный сотрудник центра ближневосточных исследований МГИМО Александр Крылов.

«В данном случае идет информационная война между США и Россией посредством Саудовской Аравии. И это никакого отношения не имеет к ценам на нефть», — уверен эксперт.

Подробнее: Предложение Саудовской Аравии — часть информационной войны между США и Россией

Обещал ли Аллах создание халифата на крови?

krilovВ первый день священного месяца Рамадан, 29 июля 2014 года, джихадистская организация, именующая себя «Исламское государство», объявила о возрождении на севере Сирии и части территории Ирака «халифата», т.е. того самого могущественного теократического государства, возникшего в средневековье в период победоносных мусульманских завоеваний в VII–IX веках.

Вслед за провозглашением «халифата» официальное представительство «Исламского государства» в Мосуле распространило на пяти языках, в том числе на русском, декларацию с весьма красноречивым названием «Это — обещание Аллаха». В этой пространной декларации, наполненной характерной для радикальных исламистских группировок религиозной риторикой и многочисленными отсылками к Корану, в частности, акцентируется внимание на следующем: «Мы установили Халифат при помощи меча и силы, мы вернули его путем борьбы, мы установили его, утерев носы всем! И летели головы от взрывов, от рук воинов, которые не чувствуют тяжестей, и от яростных, кровожадных львов, которые пьют кровь куфра (неверных)!». Декларация призывает мусульман всего мира присягнуть на веру новоявленному «халифу» Ибрагиму: «Воистину, в халифе Ибрагиме сошлись все условия Халифата, о которых упомянули обладатели знания. Правление имама Ибрагима распространилось на обширные территории Ирака и Шама (Сирии). Бойтесь же вашего Господа, о, рабы Аллаха! Слушайте и повинуйтесь вашему халифу!».

Что же представляет собой в действительности движение «Исламское государство» и кто этот человек, который именует себя Ибрагимом и претендует на титул «праведного халифа»?

Напомним, что террористическая организация «Исламское государство», носившая до лета 2014 года название «Исламское государство Ирака и Леванта», была образована в 2006 году в Ираке в результате слияния одиннадцати радикальных исламистских группировок, отпочковавшихся от «Аль-Каиды» (иракское отделение). В создании организации принимал активное участие Абу Мусаб аз-Заркауи — духовный лидер и ближайший соратник Усамы бен Ладена. До сих пор боевики «Исламского государства» используют символику, схожую с той, которая характерна для «Аль-Каиды». На черном фоне флага и эмблеме выделяются белыми буквами на арабском языке «Нет Бога, кроме Аллаха» и ниже на белом фоне черными буквами «Аллах и пророк Мухаммед».

До 2013 года группировка насчитывала не более 4 тысяч человек. В основном это бывшие солдаты и офицеры иракской армии, подчинявшейся С.Хусейну до американо-натовскоговторжения в Ирак в 2003 году. Есть документы, свидетельствующие, что первоначально деятельность группировки финансировал Катар. Скорее всего, «Исламское государство» так бы и осталось заурядной исламистской группировкой, как и сотни других подобных группировок, которые действуют в условиях вакуума безопасности в горячих точках Ближнего Востока и Северной Африки по указке и на деньги зарубежных спонсоров.

Однако после обострения внутренней обстановки в Сирии и Ираке в 2011 году АбуБакр-аль-Багдади, один из командиров «Исламского государства», решительно поменял тактику, перейдя на самофинансирование посредством организации грабежей, рэкета, захвата заложников с целью получения выкупа и т.п. Тактика оправдала себя. Сейчас «Исламское государство» насчитывает 50 тысяч боевиков в Сирии и 30 тысяч — в Ираке. Организация стала центром притяжения джихадистов всех мастей, мигрирующих между странами Ближнего и Среднего Востока, Северной, Западной и Восточной Африки. По данным британского журнала The Economist к «Исламскому государству» примкнули около 3 тысяч граждан из Европы, США и республик бывшего СССР. Сейчас «Исламское государство» распоряжается миллиардами долларов, приобретенными за счет грабежей банков, магазинов, захваченного имущества иноверцев, а также распространения своего контроля над нелегальными каналами сбыта наркотиков и нефти.

Группировка снискала репутацию одной из самых жестоких исламистскх организаций. Боевики «Исламского государства» несут ответственность за осуществление многочисленных терактов против натовских сил на территории Ирака, иракских и сирийских военных, а также против гражданских лиц и объектов. С особой жестокостью сторонники реинкарнации «халифата» расправляются с иноверцами — курдами-езидами, шиитами, армянами и представителями других христианских конфессий. «Исламское государство» всерьез озаботило международное сообщество летом 2014 года, когда боевики начали полномасштабное наступление на северные и западные районы Ирака. Радикалам в течение месяца удалось взять под свой контроль несколько крупных городов, включая Мосул и Тикрит, и подойти вплотную к Багдаду. В Сирии экстремисты «Исламского государства» оккупировали северную провинцию Рака, в центральном городе которой с одноименным названием была размещена штаб-квартира организации.

Идеологи «Исламского государства» заявляют, что ближайшей целью организации является создание исламского суннитского государства на территории Сирии, Ирака и Ливана, живущего по законам шариата. В перспективе предполагается создание «классического халифата», простирающегося от границ Испании до Индии.

5 августа 2014 года Абу Бакр аль-Багдади уже в качестве «халифа Ибрагима» произнес свою первую публичную речь во время пятничной молитвы в мечети Мосула, в которой призвал всех мусульман мира подчиниться ему и присоединиться к джихаду. Все авторитетные мусульманские богословы, в том числе радикальные, не признали сам факт возрождения «халифата» и отметили, что мусульмане не обязаны выражать верность так называемому «халифу Ибрагиму». Со своей стороны новоявленный «халиф» сделал следующее заявление: «Все мусульманские правительства потеряли легитимность. Более того, мусульмане должны избавиться от демократии, секуляризма, национализма, а также всего другого мусора и идей, идущих с Запада».

Известно, что аль-Багдади, которому сейчас 43 года, воевал в качестве командира отрядов муджахедов в Афганистане и Ираке. В 2004 году он был арестован американцами и содержался некоторое время в тюрьме «Кэмп Бука» в Ираке. Однако, несмотря на тяжкие обвинения в организации терактов, был отпущен при неопределенных обстоятельствах. Есть подозрения, что аль-Багдади был завербован агентами ЦРУ.

В заключение хотелось бы ответить на вопрос, который вынесен в заголовок комментария: Обещал ли Аллах создание «халифата», причем возглавляемого профессиональным террористом? Думается, ответ однозначен: вряд ли.

Источник: Портал МГИМО
http://www.mgimo.ru/news/experts/document258961.phtml

Московский государственный институт международных отношений

Международная жизнь

Министерство иностранных дел Российской Федерации.