Главное

Международная аналитика

 

Международная аналитика - 2016. Выпуск 4

 

США начали спонсировать украинскую армию. Насколько это опасно?

Украинский президент Петр Порошенко, анонсируя встречу с американским президентом Дональдом Трампом, сообщил, что США выделят на укрепление обороны его страны 500 миллионов долларов. Это первый подобный транш для украинской армии. Насколько произойдет ее усиление, опасно ли это для России, зачем это США, «URA.RU» узнало у военных экспертов.

Принципиальное значение имеет поставка летального вооружения, говорит старший научный сотрудник Института международных исследований МГИМО Николай Силаев. Он напомнил, что одна из американских компаний, как сообщали СМИ, поставила украинской стороне советские гранатометы РПГ-7. «Такого рода поставки устаревших видов оружия в небольших партиях принципиально расклад сил на Украине не поменяют», — пояснил эксперт.

 

Источник: «URA.RU»

Победу в Сирии России отмечать еще рано

Старший научный сотрудник Центра проблем Кавказа и региональной безопасности МГИМО Николай Силаев в беседе со «Свободной прессой» высказал мнение, что заявление Сергея Шойгу об окончании гражданской войны — это слишком оптимистичная оценка.

— Если перемирие соблюдается, то почему бы министру обороны России не заявить о полном завершении гражданской войны в Сирии? — говорит Силаев. — С самого начала операции в Сирии один из главных вопросов состоял в том, как и когда она будет закончена. Трудность здесь в том, что для завершения таких операций нужен ясный маркер их успеха.

Кстати, именно таких «маркеров» и не хватает Соединенным Штатам в Ираке и Афганистане. Российская политическая стратегия в Сирии имеет достижимые цели и «маркеры» успеха: ликвидация экономической базы «Исламского государства» и других террористических групп, вытеснение этих групп из важных регионов страны, перемирие, начало политического процесса.

Сам о своих успехах не скажешь — никто не скажет. Отсюда и заявление Шойгу: России важно продемонстрировать, что она достигла серьезных позитивных результатов в Сирии. В том числе чтобы политически и дипломатически обеспечить в будущем снижение своей вовлеченности в этой стране.

Источник: "Свободная пресса"

Эксперт: «Путин в Пицунде — это не ответ на вице-президента США в Тбилиси»

В присутствии президентов предполагается подписание документа о сотрудничестве в медицинской сфере: в делегации российского президента присутствует министр здравоохранения. Что стоит за этим визитом, «АиФ» пояснил старший научный сотрудник Центра проблем Кавказа и региональной безопасности ИМИ МГИМО Николай Силаев.

Александр Колесниченко, «АиФ»: Подписание второстепенного документа не выглядит как цель визита. Что стоит за этой поездкой Владимира Путина?

Николай Силаев: Во-первых, в Абхазии с выборами парламента (в марте — ред.) недавно завершился длинный электоральный цикл, который начался выборами президента в 2014 году. Во-вторых, между Россией и Абхазией подписан большой договор, в рамках которого заключаются секторальные соглашения. Этот процесс движется к завершению, то есть создаётся новая ситуация в российско-абхазских отношениях. В-третьих, как это написано во всех доктринальных документах РФ, которые касаются российской внешней политики, Россия ставит целью укрепление независимости признанных (в 2008 году, после попытки Грузии силовым путём вернуть Южную Осетию в состав страны — ред.) Абхазии и Южной Осетии. Такого рода визиты, конечно, этому способствуют, это демонстрация значимости Абхазии в качестве одного из союзников и международных партнёров России.

— Стоит ли принимать в расчёт недельной давности визит вице-президента США Майка Пенса в Тбилиси, его заявления о том, что 20% Грузии оккупированы Россией, а администрация Трампа поддерживает Тбилиси в стремлении восстановить территориальную целостность страны?

— Визит в Абхазию президента России наверняка был запланирован давно. Поездка Пенса — это не та ситуация, не того масштаба событие, на которое нужно реагировать или подстраивать под него график визитов президента России. Заявления Пенса традиционны для представителей Вашингтона в отношении ситуации в регионе. Кроме того, Москве в принципе нет смысла принимать во внимание взгляды Тбилиси на отношения России с Абхазией и Южной Осетией. Во-первых, заявления на этот счёт носят ритуальный характер. Абхазия и Южная Осетия для Тбилиси на самом деле не так важны. Во-вторых, процесс нормализации отношений Тбилиси и Москвы, который начался несколько лет назад (после ухода с поста Михаила Саакашвили — ред.), в последние месяцы по инициативе грузинской стороны остановлен.

Напряжённые отношения с Россией раньше мешали Грузии развивать отношения с НАТО. Сейчас опасения в странах НАТО насчёт того, что более тесные контакты с Грузией будут раздражать Москву, сняты. Действующее правительство Грузии продвинулось в сотрудничестве с НАТО гораздо дальше, чем предыдущее. Грузия получила результаты от нормализации. В Тбилиси искренне полагают, что получили от России всё, что хотели. Никакой мотивации, для того чтобы этот процесс продолжать, у Тбилиси нет. И, конечно, есть позиция их американских партнёров (мы это видели по визиту Пенса), что нельзя допускать никакого сближения с Москвой. Грузинская сторона следует установкам. 

— Поездка Путина в Абхазию тем не менее совпала с датой атаки грузинских войск на Цхинвал, начала «пятидневной войны» и «принуждения Грузии к миру». По крайней мере, это вряд ли можно назвать совпадением? 

— Я думаю, что символизм и сигналы при желании найти в дате можно. Но что в это вкладывает президент, мне сказать сложно.

Источник: "Аргументы и факты"

Ногайский съезд указал на болевые точки

Старший научный сотрудник Центра проблем Кавказа и региональной безопасности Института международных исследований МГИМО Ахмет Ярлыкапов считает, что проблемы глубокие и их нельзя решать кулуарно и наскоком. Он отмечает, что две трети земель Ногайского района — это бывшие земли отгонного животноводства, переведенные в разряд государственных и не возвращенные местным жителям. Хотя они не передавались тем хозяйствам, которые пасли там скот, добавил он.

«Жителей Ногайского района возмущает то, что при том варианте, который предлагается, с легализацией возникших поселений и передачей им земель, будет фактически происходить отъем земли в пользу переселенцев. Кроме того, они поднимают вопрос негативных последствий неконтролируемого выпаса скота, который ведет к быстрому опустыниванию их земли: еще в 1990-е годы 70% земель в районе были деградировавшими. Необходимо широкое обсуждение проблемы, глубокий анализ и оценка с участием экспертов. Думаю, что глубина проблемы также предполагает участие федерального центра», — считает Ярлыкапов.

Источник: "Новое дело"

Провокации в Нагорном Карабахе может остановить "звонок из Москвы"

Обострение ситуации в зоне карабахского конфликта может повлечь за собой полномасштабный военный конфликт, считает старший научный сотрудник Центра проблем Кавказа и региональной безопасности ИМИ МГИМО Николай Силаев.

Непредсказуемые последствия конфликта 

МИД Армении заявил о непредсказуемых последствиях обострения ситуации в зоне карабахского конфликта. За последние два дня в результате ударов азербайджанских военных погибло четыре военнослужащих. В армянском МИДе эскалацию конфликта связывают с желанием Баку создать иллюзию преимущества на передовой, вследствие неспособности направить мирное урегулирование  в нужное для себя русло.

«Общая ситуация в зоне карабахского конфликта такова, что азербайджанские вооруженные силы превосходят армянские численно и технически, но судя по всему этого превосходства недостаточно для быстрой победы в конфликте.

А в  долгую войну никто ввязываться не собирается, поэтому там постоянно сохраняется  напряженная ситуация, обстрелы не останавливаются, а военнослужащие регулярно гибнут с обеих сторон. Заявления звучат различные, но ситуация многие годы остается в прежней точке», - комментирует ФБА «Экономика сегодня» заместитель директора Института наследия Евгений Бахревский.

Старший научный сотрудник Центра проблем Кавказа и региональной безопасности МГИМО Николай Силаев в свою очередь считает, что началу полномасштабной войны мешает, во-первых, баланс сил, поддерживаемый сторонами на линии соприкосновения, а во-вторых, усилия посредников.

Значение посредников в карабахском конфликте 

«Когда в апреле 2016 года дело дошло до войны, то Россия организовала встречу начальников генеральных штабов Армении и Азербайджана, которые договорились о прекращении боевых действий. Все это время в Баку и Ереван были звонки из Москвы, а о какой-то части дипломатических усилий, вероятно, и вовсе не сообщалось широкой публике», - предполагает наш собеседник.

Главным посредником в урегулировании конфликта остается Минская группа ОБСЕ. Но как считают в Ереване, нарушением перемирия и попытками обострить ситуацию Баку бросает вызов международному сообществу и в первую очередь Минской группе ОБСЕ. Отсутствие должной реакции на этот вызов может быть рассмотрено Азербайджаном как поощрение авантюр, считает армянский МИД.

«Минская группа более 20 лет занимается одним и тем же – дипломаты пытаются находить какие угодно способы к примирению сторон, но это невозможно, так как и Армения и Азербайджан продолжают занимать бескомпромиссные позиции. Если считать основной задачей Минской группы не допустить полномасштабной войны в Нагорном Карабахе, то с ней она более-менее справляется.

В то же время ни одна из сторон и так не заинтересована в полномасштабной войне, а какого-либо разрешения ситуации деятельность этой группы не способна принести. Минская группа не может предложить такой вариант, чтобы обе стороны могли на него согласиться, а добровольно они на уступки не идут», - резюмирует Евгений Бахревский.

Источник: "Экономика сегодня"

 

Тбилиси, Баку, Анкара — новый блок сформирован?

Как отмечает сотрудник Центра проблем Кавказа и региональной безопасности ИМИ МГИМО Николай Силаев, Турция не решится на прямую военную поддержку Азербайджана в случае размораживания карабахского конфликта — с гарантированным ответом России и без шансов на поддержку НАТО.

Что же касается Грузии, для которой Турция является одним из крупнейших торговых партнеров и инвесторов, правые силы этой страны «смотрят на Турцию с подозрением». Особенно на экономическую экспансию турецкого бизнеса в Аджарии. То есть, поясняет эксперт, турецкая активность в Аджарии настолько беспокоит местное население, что грузинские политологи регулярно говорят, что Турция (вместе с Азербайджаном) стала представлять угрозу суверенитету страны, причем не только экономическому, но и политическому.

Источник: "Росбалт"

Московский государственный институт международных отношений

Международная жизнь

Министерство иностранных дел Российской Федерации.