Главное

Международная аналитика

 

Международная аналитика - 2016. Выпуск 4

 

Эксперты предупреждают об опасностях, подстерегающих Пашиняна во власти

"Приход к власти в Армении Пашиняна – исключительное явление в постсоветской истории", - считает старший научный сотрудник лаборатории анализа международных проблем МГИМО Николай Силаев, в отличие от Виктора Ющенко, Петра Порошенко и Михаила Саакашвили это не перешедший в оппозицию представитель прежней элиты, а классический активист, издатель оппозиционной прессы, умеющий мобилизовать протестно настроенных людей. Пашинян опередил многих ветеранов армянской политики, показал, что хорошо умеет вести переговоры в сложнейших условиях, в частности с представителями республиканской партии. Теперь ему предстоит эволюция из лидеров протеста в управленцы и государственники, очень интересно, как ему удастся ее пройти.

Источник: "Еркрамас"

Кадыров уперся в тупик

О политических препятствиях говорит и старший научный сотрудник Центра проблем Кавказа и региональной безопасности МГИМО Вадим Муханов. "Актуальность дороги возросла в постсоветский период, – рассказывает он. – Ичкерия была заинтересована в контактах с соседними республиками – Грузией и Азербайджаном. Российская же сторона смотрела на это крайне негативно".

Грузия проявляла интерес к автомобильному сообщению как в 90-е, так и в 2000-е. "Администрация Шеварднадзе, а потом и Саакашвили уделяла большое внимание северокавказской повестке, – напоминает эксперт. – С другой стороны, это была угроза и риски, достаточно вспомнить спецоперации в Панкиси".

Разговоры о дороге нужны Кадырову для демонстрации своей активности на международной арене. "По этой же причине он пытался превратить грозненский аэропорт в международный", – полагает Муханов. В качестве своего аргумента за строительство трассы глава ЧР может привести курорт "Ведучи", куда как-то нужно везти туристов.

А вот необходимость дороги для Грузии – другой вопрос. Тбилиси и сейчас все устраивает, ведь только за последний год страну посетил миллион российских туристов. "Стоит ли серьезных вложений и рисков строительство трассы, когда основной поток туристов идет по другому маршруту?" – задает риторический вопрос Муханов.

Да и к тому же, как обсуждать проект дороги в условиях отсутствия международных отношений?

"Формат общения России и Грузии крайне узок. Это Женева, где контакты идут по другим вопросам, а также встречи Карасина и Абашидзе", – рассуждает собеседник.

Сейчас дорога в сторону границы с Грузией покрыта асфальтом лишь частично (в исправном состоянии ее пытаются поддерживать из-за наличия там российских военных баз).

Россияне могут проехать по этой дороге до Цой-Педе – средневекового некрополя в Малхистинском ущелье. Для того, чтобы добраться сюда, нужно зарегистрироваться на специальном посту, где проверяют документы и досматривают машины. Напротив Цой-Педе находится военная база, дальше которой передвигаться можно только с разрешения ФСБ.

Источник: "Кавказ.Реалии"

Что ждет Армению?

Что ждет Армению в том случае если премьером страны станет лидер протестного движения Никола Пашинян – свое мнение высказал эксперт Николай Силаев.

"Это редкий случай на постсоветском пространстве, когда партия власти не рассыпалась сразу после того, как ушел ее лидер, и после того, как против нее развернулись протесты такого масштаба", — сказал старший научный сотрудник Центра проблем Кавказа и региональной безопасности ИМИ МГИМО в эфире радио Sputnik.

По мнению эксперта, рано списывать со счетов Республиканскую партию.

"При голосовании в парламенте Армении 1 мая Республиканская партия продемонстрировала Пашиняну свою силу. По сути она дала еще один повод для переговоров. Конечно, в итоге он, по-видимому, 8 мая станет премьером Армении, но дальше ему предстоит утверждать новый состав правительства и программу, для чего необходимо решение парламента… По мере того, как эта политическая борьба будет переходить с улицы в стены парламента, тем более весом будет голос либо Республиканской партии, либо людей ее составляющих", — сказал эксперт.

Источник: Sputnik

Ненависть армян и азербайджанцев растят специально. В Пригородном районе так нельзя

OnKavkaz продолжает серию видео-интервью со знаковыми общественными и политическими фигурами, чья работа имеет непосредственное отношение к Кавказу и кавказскому пространству в России и за ее пределами.

Сегодняшнее видео-интервью в рамках данного цикла – это беседа с политологом, старшим научным сотрудником Центра проблем Кавказа и региональной безопасности МГИМО, старшим научным сотрудником Лаборатории анализа международных процессов МГИМО Николаем Силаевым.

Автором данного цикла является известный режиссер и кинодокументалист Ильяс Богатырев. Вниманию наших читателей и, теперь уже, зрителей мы представляем и видео-версию интервью с приглашенным к беседе экспертом, и текстовую версию ключевых тезисов и идей, озвученных им в ходе беседы.

Николай Силаев:

Ситуация начала апреля показала,  одной стороны, нарастание напряженности, с другой – границы нарастания этой напряженности. Удар США по Сирии оказался меньшим, чем ожидали. То, что он не был направлен против российских военнослужащих, говорит о том, что люди, которые принимают решения о применении оружия, все-таки осознают свою ответственность и стараются действовать осторожно.

Но политика в большей степени зависит от медийного эффекта. И это, наверное, самое опасное. Никогда ранее отношения между США и Россией не были в сильной степени связаны с локальными медийными эффектами.

Телевидение сыграло роль в рождении триумфаторского духа. Телевидение  это инструмент, и не обязательно миротворческий.

Твиттер-дипломатия – это ситуация, когда серьезные вопросы войны и мира размениваются на эффектную фразу. Но проблема размена серьезных вопросов на эффектную фразу сопровождает человечество с давних времен.

Может, проблема в том, что люди перестают различать медийную картинку и действительность, которую она должна отображать.

Порог достоверности информации стремительно снижается. Речь уже не о фактах, а о настроениях.

На мой взгляд, наши политики ведут себя предельно адекватно в сравнении со многими другими политиками на международной арене. Я говорю не о конкретных шагах, а о самом понимании места России в мире. Разумная политика может осуществляться за счет здравого смысла.

Осмысление новой исторической ситуации, нового этапа в российской истории вопрос не к политикам, а к интеллектуалам.

….

Россия перестала быть империей, потому что стала более однородной по сравнению с тем, каким был Советский Союз. Сама идея народного суверенитета, идея равного гражданства стала общеразделяемой. Наличие режимов непрямого управления и есть одно из свойств империи.

Смотреть на то, что Россия стала меньше, чем Советский Союз надо с точки зрения преимущества. Важна наша способность ценить и уважать то, что есть.

Зачастую то, что называют применением двойных стандартов, может быть просто различием в интерпретации.

Я бы не стал называть Северный Кавказ буферной зоной по той причине, что он является частью России. Если где-то и находится буферная зона, то это Грузия. Северный Кавказ в меньшей степени зависит от международной динамики, в большей степени от взглядов Москвы.

Никто из тех, кто считает, что нагорно-карабахский конфликт является инструментом влияния Москвы на Баку и Ереван не продемонстрировал конкретные примеры такого воздействия.

Путину или Лаврову непросто найти слова для примирения армян и азербайджанцев.

Гейдар Алиев едва не потерял власть, когда дело дошло о какой-то договоренности между Азербайджаном и Арменией. Левон Тер-Петросян потерял власть  именно потому, что люди из его окружения требовали, чтобы он не шел ни на какие компромиссы.

Конфликт из-за Пригородного района в меньшем масштабе напоминает нагорно-карабахский конфликт.

….

Осетино-ингушский конфликт – предмет ответственности интеллигенции с обеих сторон. Власти России многое сделали, чтобы конфликт сокращался. Федеральные и региональные власти пытаются не выносить сор из избы, делать невидимым конфликт для стороннего наблюдателя. Поэтому мало примирительных инициатив с обеих сторон на уровне простых людей, интеллигенции, общественных организаций.

Перестали ценить интеллектуальных лидеров, которые способны идти против настроения большинства.  … Наверное, поэтому ни в Ингушетии, ни в Северной Осетии нет или недостаточно людей, которые могли бы доносить до своих соотечественников то, что им неприятно.

Конечно, Грузия нам не простит признание Абхазии и Южной Осетии как независимых государств. До последнего момента была открыта возможность принятия другого решения. Мне кажется, тогдашнее грузинское руководство само отказалось от такой перспективы.

Важна не любовь, а прагматичное сотрудничество.

Если состоится прямой диалог Абхазии и Южной Осетии с Грузией при содействии России, то, как мне кажется, это поспособствует улучшению российско-грузинских отношений.

Михаилу Саакашвили удалось привести хоть в какой-то порядок низовой государственный аппарат.

Мне кажется, что нормально, когда люди уезжают из республик Северного Кавказа, они действительно трудоизбыточны. Это давнее явление, которое характерно для многих горных регионов.

Ставка на туризм как на локомотив экономики Северного Кавказа была ошибкой. Это не дает требуемой занятости, как и сельское хозяйство. Чтобы люди оставались в регионе, должна быть промышленность и достаточно рабочих мест.

Власть региона интересуют мега-проекты, например такие, как строительство порта. Надо научиться видеть небольшие очаги роста, чтобы вокруг них выстраивать экономику.

Главная проблема Северного Кавказа в замкнутости и стремлении избежать внешних влияний, в том числе культурных. Это выбор элиты в позднесоветскую эпоху. Слишком много разговоров про великие национальные традиции и слишком мало вещей, которыми можно гордиться из других сфер.

Источник: On Kavkaz

Саргсяну прямо намекнули из Карабаха: кризис затянется, начнется война

Старший научный сотрудник Центра проблем Кавказа и региональной безопасности МГИМО прокомментировал «Комсомолке» отставку премьера Армении в итоге массовых протестов в республике.

- Армении, действительно так надоел Саргсян — как о том кричали на улицах Еревана?

- Саргсян действительно надоел - во-первых. Во-вторых, он обещал уйти — когда его прямо спрашивали после конституционной реформы в 2015-м, останется ли он во власти, премьером — он сказал, что нет. Но стал. А последней каплей, которую он не сумел предугадать, стало задержание оппозиционных депутатов парламента. Они люди не бог весть какие популярные, и Саргсян был прав, когда говорил, что блок, получивший 7 процентов, не может отражать мнение всего армянского народа. Это он говорил Николу Пашиняну еще вчера. Но избиратели Армении, как оказалось, именно это терпеть уже не смогли. То есть и надоел, и не сдержал обещание, и задержал депутатов-организаторов митинга. Терпение людей массово лопнуло - и они массово вышли на улицы.

- Почему старый лис не справился с ситуацией?

- Он раньше эффективно справлялся с политическими кризисами. Но никогда прежде против него в Армении не было протестов такого масштаба. И у него не было возможности придерживаться своей любимой тактики — пока протест выдохнется сам по себе. Из Карабаха поступали прозрачные намеки, что если кризис затянется, может начаться война.

- На расстрел протеста он бы не решился?

- Конечно нет! Такого рода приказ и первый же выстрел означали немедленное начало войны. В Карабахе.

Среди тех кто инициировал протесты против Саргсяна, немало тех, кто пользуется финансовой и политической поддержкой Запада (не Турции, конечно, никто в Армении у турков деньги никогда не возьмет, политические - точно). Но у этой небольшой прозападной и антирусской группы оппозиции нет политических рычагов, которые помогли бы им осуществить свою программу. И есть структурные факторы, определяющие внешнюю политику Армении (прежде всего, ее окружение), и они никуда не денутся из-за отставки Саргсяна. И внешнеполитический курс основывался не столько на воле и устремленности Саргсяна, сколько на широком консенсусе армянского политического класса. И отставка Саргсяна как раз позволяет политическому классу Армении сохранить в своих руках и властные рычаги, и экономические. Они пожертвовали им.

- Первый вице-премьер станет премьером?

- Зависит от того, как он себя покажет. У него есть шансы консолидировать власть. Сможет ли он найти компромисс между настроением ереванской улицы и армянским политическим классом? И сможет ли дать гарантии этому политическому классу, но умерить его аппетиты, чтобы широким массам дать дышать?

- Отношения Армении с Россией не изменятся кардинально — потому что ей некуда от нас деться?

- Посмотрите на спокойную реакцию Москвы. Официальной — а не тех спикеров, кто выступает на телевизионных ток-шоу. На протяжении всего времени, что шли эти протесты и этот кризис. Для российских властей ситуация совершенно прозрачна. И они не ждут радикального изменения во внешнеполитической реакции Армении.

Источник: "Комсомольская правда"

Политологи рассказали об экспансии ИГ* за пределы Северного Кавказа

Ничего удивительного в спецоперации против сторонников ИГ* за пределами Кавказа нет, полагает старший научный сотрудник Центра изучения проблем Кавказа МГИМО Ахмет Ярлыкапов.

"Вплоть до последнего времени основная часть спецопераций и задержаний предполагаемых сторонников ИГ* происходила за пределами Северного Кавказа. Вся новостная лента - о нахождении сторонников ИГ* в других регионах России. Много случаев было в Питере, в связи с не столь давним терактом в метро, в Московской области и в других центральных областях. При этом большинство задержанных как сторонников ИГ* - это выходцы из Центральной Азии, а не кавказцы. И пока эта тенденция остаётся", - сказал он корреспонденту "Кавказского узла".
В целом, считает он, ИГ* давно не является проблемой Северного Кавказа. "Более того, даже те кавказцы, что уехали на сторону ИГ* в Сирию, уезжали из других регионов России: Москвы, Питера, Западной Сибири и прочее. География мест обитания тех, кто уехал на Ближний Восток, очень обширная", - указал Ярлыкапов.

По его словам, хорошо сработавшая вербовочная сеть в основном действовала за пределами Северного Кавказа, и в ней были не только северокавказцы.

Вместе с тем Ярлыкапов считает, что ликвидация ИГ* на определенных территориях ещё не говорит о том, что уменьшилась лояльность сторонников этой террористической организации за пределами Ближнего Востока. "Месседж о том, что сторонником ИГ* можно быть и оставаясь в местах своего жительства, уже давно был послан от руководства этой организации. Логика ситуации вполне понятная. На Ближнем Востоке стало хуже. Проще, дешевле и эффектнее что-то организовать в странах Запада и в России", - пояснил он.

Ученый сравнил сложность противодействия терроризму одиночек, присягнувших ИГ*, с проблемой стрелков-одиночек в США. "Именно из-за того, что это одиночки, вовсе не обязательно связанные напрямую организационными коммуникациями с ИГ*, а лишь симпатизирующие, лояльные ему, достаточно, чтобы они заявили о том, что делают ради ИГ*. К сожалению, одиночки с тронутой психикой всегда могут найтись... Стрелки в Америке и одиночки ИГ*, давящие толпу - люди одного порядка", - сказал он.

Говоря об идеологическом содержании сторонников ИГ*, он также отметил, что очень часто одиночки до последнего момента перед совершением теракта не были практикующими и знающими мусульманами. "Почти всегда у них случается какая-то мгновенная радикализация, вернее сказать, затмение, после чего они совершают то, что совершают", - пояснил Ярлыкапов.

Наряду с этим в противодействии террористической опасности должна возрасти ответственность самого общества, считает он. "Оно не должно отталкивать от себя, а наоборот, стараться интегрировать. Если речь идёт о мигрантах, то принимающее общество должно действовать в сторону уменьшения их отчуждённости. Но это процессы долговременные", - пояснил ученый.

Источник: "
Кавказский узел"

*организация "Исламское государство" признана террористической и запрещена в России по решению суда.


Московский государственный институт международных отношений

Международная жизнь

Министерство иностранных дел Российской Федерации.