Главное

Международная аналитика

 

Международная аналитика - 2016. Выпуск 4

 

Индия и Китай могут помочь развитию Центральной Азии в рамках ШОС

Принятие новых членов в ряды Шанхайской организации сотрудничества могло бы помочь экономическому и гуманитарному развитию региона

В начале июня в китайском Циндао прошел саммит ШОС, который впервые состоялся в формате "восьмерки" с участием Индии и Пакистана, принятых в организацию год назад.

По мнению Игоря Денисова, члена РСМД, старшего научного сотрудника Института международных исследований МГИМО МИД, участие Индии в работе ШОС может способствовать развитию государств Центральной Азии.

"У Индии есть свои проекты интеграционного характера в Центральной Азии. Может они были высказаны в пику КНР и нацелены на сдерживание китайских экономических амбиций. Но в рамках одной организации есть много возможностей, чтобы Индия и Китай осуществляли совместные проекты по социально-экономическому развитию региона", — пояснил Игорь Денисов Sputnik Таджикистан.

По его словам, многомиллиардных инвестиций ждать не стоит, но Дели и Пекин могли бы помочь в реализации гуманитарных и социально ориентированных начинаний, в частности, с решением проблем водоснабжения и внедрения экономичных, энергоэффективных технологий управления городским хозяйством.

Источник: "Спутник Таджикистан"

Бедные, но гордые: что будет с Италией

28 июня 2018 года состоится очередное заседание Евросовета, которое с содержательной точки зрения обещает быть отнюдь не рядовым. Новое итальянское правительство, пришедшее к власти по итогам выборов 4 марта и сформированное после долгих 80 дней коалиционных переговоров и конфликта между парламентом и президентом страны, как ожидается, поставит перед Брюсселем ультиматум.

Итальянский ультиматум, как ожидается, будет сразу по нескольким пунктам:

1) списать с Италии €250 млрд долга перед Европейским центральным банком (ЕЦБ);

2) отменить бюджетно-финансовые ограничения, которые были установлены Маастрихтским договором 1992 года и уже давно перестали соблюдаться и Италией, и рядом других стран ЕС. Эти ограничения касаются предельно допустимого дефицита бюджета, уровня государственного долга, ставок государственных облигаций и др. Так, например, даже Франция, претендующая сегодня на роль локомотива евроинтеграции, превысила допустимые 60% госдолга (от ВВП);

3) пересмотреть Дублинский регламент, обязывающий страну первого въезда заниматься оформлением беженцев и их обустройством, что влечет за собой существенные финансовые траты;

4) отменить санкции в отношении России, наносящие серьезный ущерб европейскому экспорториентированному бизнесу.

Страна «ограниченного суверенитета»

Брюсселю бессмысленно игнорировать данный ультиматум или пытаться изолировать новое итальянское правительство как радикальных популистов, не желающих отдавать долги и идущих на поводу у собственных избирателей исключительно ради укрепления собственных позиций.

Италия – не вновь вступившее в Европейский союз государство, еще не вполне усвоившее «правила цивилизованного поведения» внутри европейской семьи и потому позволяющее себе выходки неуравновешенного подростка, а одно из государств-основателей Европейского союза, вместе с Германией и Францией закладывавших основы европейской интеграции.

Кроме того, результаты прошедших 4 марта выборов наглядно подтвердили легитимность пришедших во власть людей и уровень общественной поддержки предлагаемых ими идей. Поэтому в этот раз есть все основания говорить о том, что действительно «накопилось», и избежать серьезной дискуссии не удастся.

По сути же, дискуссия должна вестись, ни много ни мало, вокруг самой глубинной проблемы евроинтеграции – проблемы суверенитета,

потому что и финансово-экономическая политика, и право на самостоятельное ведение внешней экономической деятельности, и безопасность границ – это те вопросы, которые напрямую затрагивают проблему баланса национального и наднационального.

Возрождение национального суверенитета, понимаемого как право следовать национальным интересам, стало основным лейтмотивом итальянских популистов. Наиболее емко об утрате Италией суверенитета выразился секретарь «Лиги» Маттео Сальвини, когда президент республики отказался утвердить состав кабинета, предложенный Джузеппе Конте:

«Я убежден, что мы несвободная страна и наш суверенитет ограничен…

У нас есть принцип, который является первоосновой – за итальянцев должны решать прежде всего итальянцы – не немцы, не португальцы, не люксембуржцы, но итальянцы. В первую очередь – итальянцы, их право на труд, безопасность и счастье. Мы работали много недель, день и ночь, чтобы создать то правительство, которое способно защитить интересы итальянцев. Но кто-то (под чьим-то давлением?) говорит нам: «Нет».

Мы больше не будем никому прислуживать. Италия – это не колония… Вам должны вернуть ваш голос!»

А глава МВД Италии, вице-премьер Маттео Сальвини вообще, давая интервью Spiegel, заметил, что «в течение года станет ясно, сохранится ли единая Европа».

Итальянцы за самостоятельность внутри и вовне

За данной идеологией «возрождения суверенитета» стоит довольно солидный набор общественных опасений и ожиданий, которые отражают результаты соцопросов и игнорировать которые равносильно политическому самоубийству. Так, по данным исследований, с 30% до 66% с 2013-го по 2017 год возросла доля итальянцев, которые определяют в качестве главного национального интереса обеспечение безопасности национальных границ и контроля над миграционными потоками.

Большинство итальянцев не одобряют миграционную политику, которую вело предыдущее правительство, видят прямую связь между нелегальной миграцией и терроризмом и требуют более решительных действий властей по сдерживанию потока мигрантов.

В Брюсселе же не понимают, что в условиях исторически рекордного государственного долга и лидерства Италии в ЕС по количеству безработной молодежи прием нескончаемого потока беженцев для Италии – это вопрос, имеющий экзистенциальное значение.

На 24 июня в Европейской комиссии назначена встреча глав государств ЕС, для которых миграционная повестка вышла на первый план: это Франция и Германия в качестве ключевых «пожарных» евроинтеграции, Австрия и Болгария, председательствующие в этом году в ЕС, 4 средиземноморских государства, принимающих «первый удар» — Италия, Испания, Греция и Мальта, а также Голландия и Бельгия как наиболее популярные страны «вторичного перемещения», куда перемещаются беженцы уже из государств прибытия.

Очевидно, что цель встречи – потушить искру, дабы не разгорелся пожар на саммите 28-29 июня, то есть уговорить средиземноморские государства принять новый план снижения потока беженцев в обмен на отказ этих государств добиваться отмены Дублинского соглашения. По данным итальянских СМИ, план предполагает усиление контроля на внешнем контуре ЕС и «усовершенствование» обустройства мигрантов на территориях за пределами ЕС (в Ливии и др.).

Вместо этого итальянцы должны будут гарантировать усиление контроля над перемещением беженцев за пределы страны, то есть предотвращение их переезда в другие страны ЕС. Деталей данного плана мы пока не знаем, но думается, что итальянцы уже не очень-то верят в способность ЕС контролировать внешний контур и навести порядок в Ливии. Итальянский премьер твердо намерен ехать в Брюссель со своим собственным планом.

Итальянцы чувствуют, что решения принимаются за них и без них. 82% итальянцев считают, что Италия не оказывает никакого влияния на международные отношения и европейскую политику. И это несмотря на то, что еще в 1990-х годах в ту пору министр иностранных дел Джованни де Микелис объявил, что Италия должна стать «мировым протагонистом» и проводить более самостоятельную внешнюю политику.

Усиливающийся франко-германский тандем, выступающий за углубление евроинтеграции и ратующий за радушный прием беженцев (хотя Франция и не торопится принимать из Италии тех, кого обещала), возросшая с приходом Дональда Трампа неопределенность во внешней политике США и показное игнорирование Вашингтоном мнения европейских государств в решении мировых проблем, подливают воду на мельницу комплекса «ограниченного суверенитета», прочно укоренившегося в итальянском сознании.

С 35 до 62% (с 2012 по 2017 год) возросло число тех, кто считает, что Италии и государствам ЕС необходимо вырабатывать более самостоятельную и независимую внешнюю политику и политику безопасности, оставаясь при этом в рамках НАТО. Все больше раздражает итальянцев и стремление формирующегося тандема Германии и Франции говорить от имени всего ЕС, будь то вопросы миграции, финансовой дисциплины внутри ЕС или отношений с США и Россией.

Не поддерживает новое итальянское правительство и политику санкций в отношении России. Джузеппе Конте неоднократно подтверждал стремление начать более активные действия по нормализации отношений с Москвой. Однако Италия официально не выступила против санкций в отношении Крыма, продленных на прошлой неделе, и это дает повод думать, что не выступит и против остального пакета санкций, а скорее всего будет использовать его в качестве разменной монеты по другим пунктам ультиматума, имеющим для Италии куда большее значение, чем увеличение товарооборота с Россией.

В конце концов работа по схеме «сделано с Россией» неплохо налажена и уже позволила восстановить половину товарооборота от 2013 года, а вот угроза дефолта и риск остаться один на один с кораблями из Африки вполне реальны.

Суверенный, но безработный и голодный, итальянский народ вряд ли будет в первую очередь думать об антироссийских санкциях.

Что это значит для России?

Для России это означает, прежде всего, что не надо кричать о конфликте Италии и ЕС громче, чем это делают сами итальянцы. Соблазн «поддержать» дружественно настроенную страну в ее порыве бороться за суверенные «национальные интересы» весьма понятен, если принять во внимание роль концепции суверенитета в российском политическом дискурсе. Равно как и желание сообщить всему миру, что одно из государств-основателей ЕС активно продвигает идею отмены антироссийских санкций.

Однако если цель России все же налаживание отношений с ЕС, и, в частности, с Германией и Францией, то стоит принимать во внимание важность европейской солидарности для Парижа и Берлина и отказаться от ставки на раскол ЕС. Тем более что пока Италии есть на что «обменять» свой голос против антироссийских санкций, а Париж и Берлин, спасая европейскую солидарность, могут попытаться сделать Риму предложение, от которого тот не сможет отказаться.

Источник: "Газета.ру"

 

 

Политический конфликт в Ингушетии получил религиозный подтекст

В заявлении ученого секретаря Совета улемов ДУМ РФ относительно конфликта Евкурова с ингушским муфтиятом имеется политический момент, также считает старший научный сотрудник Центра изучения проблем Кавказа МГИМО Ахмет Ярлыкапов.

«Имела место реальная поддержка [Евкурова]. Один из членов Совета муфтиев России Мукаддас Бейбарсов даже посетил Ингушетию для участия в ифтаре по приглашению Евкурова. Делалось это для того, чтобы показать, что изоляции Евкурова не получается. Да и сам Евкуров посещал ифтары в месяц Рамадан у российских муфтиев», - заявил корреспонденту «Кавказского узла» Ахмет Ярлыкапов.

При этом он не считает конфликт между Евкуровым и Хамхоевым исключительно внутриингушским и ранее уже говорил о поддержке ингушского муфтия главой Чечни Рамзаном Кадыровым.

«Если Евкуров в какой-то мере поддерживает связи с российскими муфтиятами, то считается, что Хамхоева поддерживает Рамзан Кадыров. Поэтому здесь внутренний конфликт включается в общую повестку дня российской уммы, где проходит борьба сил, конкурирующих за общероссийское лидерство. Таким образом, хоть конфликт Евкурова и Хамхоева локальный, но выходы у него общероссийские», - отметил Ахмет Ярлыкапов.


Источник: "
Кавказский узел"

В Россию "на разведку". Зачем американские сенаторы собираются в Москву

Той же точки зрения придерживается директор Института международных исследований МГИМО Александр Орлов. По его мнению, "контакты лучше, чем обмен уколами", которые в последнее время интенсивно наносили друг другу американские и российские политики. Любой диалог, даже с весьма проблемными собеседниками, полезен.

"На мой взгляд, это попытка определенной части американского истеблишмента поискать какие-то пути налаживания отношений с Россией. Межпарламентские связи между СССР и Соединенными Штатами сохранялись даже во времена холодной войны, теперь они полностью заморожены, и восстановить их очень важно", — говорит ученый-международник.

В прошлом дипломат, он одобряет усилия американского посла Джона Хантсмана. Работа дипломата оценивается его реальным вкладом в развитие отношений между странами, и то упорство, с которым посол добивается возобновления контактов между сенаторами, не может не заслуживать уважения, считает Орлов.

"Реальную же надежду на новое потепление и новую разрядку может дать не этот визит, а саммит президентов, — подчеркивает Алексей Арбатов. — Особенно если он приведет к подписанию какого-то важного договора — например, об очередном этапе сокращения стратегических вооружений. Или о сохранении соглашения по ракетам средней дальности. Это действительно будет поводом открыть шампанское".

Источник: РИА "Новости"

Переназначение Магомедова выявило нежелание Кремля менять политику на Кавказе

Назначение Магомедова может быть связано с нежеланием Кремля допустить возвращение политика на региональный уровень, считает старший научный сотрудник Центра изучения Кавказа МГИМО Вадим Муханов.

"Четко оценить круг вопросов, которые и ранее курировал Магомедсалам Магомедов не представляется возможным. Есть официальные формулировки, но уверенно обсуждать, что эти формулировки четко отражают реальные полномочия этого чиновника - не приходится. Пролонгирование его присутствия в администрации говорит о том, что Москва не очень хочет, чтобы такие люди возвращались на региональный уровень и занимались политикой в республике", - пояснил корреспонденту "Кавказского узла" Вадим Муханов, назвав работу администрации президента "непрозрачной и сложно анализируемой".

По его словам, "появление в администрации – это, во многом, не признание каких-то заслуг, а некий "круг", который бросается чиновнику высшего и среднего звена при уходе с крупного поста".

"Пребывание Магомедова в администрации не отмечено уникальными делами и говорить о том, что по результатам крайне успешной результативной работы он сохранил пост, не приходится. Тут подходит банковский термин – пролонгация", - подчеркнул Муханов.

Он также отметил, что назначения Кремля не всегда объяснимы стандартной логикой и чаще связаны с конкретными людьми.

Источник: "
Кавказский узел"

В МГИМО указали на прагматизм России в делах с Ираном и Саудовской Аравией

«Я не думаю, что будет какое-то ухудшение отношений [с Ираном]. У нас в экономической и в военной плоскости выстроены хорошие конструктивные взаимоотношения. Там есть пространство для развития в позитивном русле», — сказал Александр Крылов. 

 

Ученый считает, что все страны ожидаемо хотят заработать на высоких ценах на черное золото: «Нефть всегда вторгается в политические вопросы, особенно на Ближнем Востоке. Конечно, в данном случае срабатывает механизм, направленный на [извлечение] максимальной выгоды из сиюминутной конъюнктуры… Этим пользуются любые государства».

 

Заявления представителей Ирана для СМИ не следует воспринимать слишком серьезно: «Иран — это экономический и военный партнер России. Тегеран в долгосрочном периоде не будет обострять конфликт. Понимаете, такие вещи очень быстро дипломатическим путем «тушатся»: достаточно лишь одного телефонного звонка на высшем уровне, чтобы отношения полностью нормализовались».

Повторение событий середины 1980-х годов, когда Саудовская Аравия фактически обрушила мировые цены на нефть, что подорвало экономику СССР, вряд ли возможно, отметил Крылов. Выгодное отличие российской внешней политики в этом регионе от советской, по его мнению, кроется в том, что в настоящее время Москва значительно лучше просчитывает все плюсы и минусы от своих возможных действий, делая ставку в большей степени на прагматизм и экономику, а не руководствуясь идеологическими соображениями и эмоциями, как раньше.

 

«Мы прощупываем все варианты. Наша политика стала намного гибче. Раньше мы были готовы выстраивать во что бы то ни стало хорошие отношения только с теми, кто готов нас поддерживать. Сейчас идет анализ того, насколько выгодно сотрудничество с любой страной, — рассказал Крылов. — В той же самой Сирии мы добились больших успехов: создали хороший форпост и показали, что ни одна проблема на Ближнем Востоке не может решаться без России. Важно, что это понимают и в Саудовской Аравии. Хочет того Эр-Рияд или нет, но он вынужден вести переговоры с Москвой».

 

Проблема в другом, считает ученый: Саудовская Аравия может попытаться склонить Россию к военно-политическому союзу, используются подобного рода сделки. Однако в настоящий момент Москва искусно с дипломатической и экономической точек зрения избегает попадания в такого рода политическую западню.

 

«Эр-Рияд очень сильно боится Тегерана. Если у них [Саудовской Аравии и Ирана] будут и дальше обостряться отношения между собой — возможно, все дойдет до войны... Пока никаких опасений на этот счет нет: в Иране прекрасно понимают, что нет никакого смысла ввязываться в военные авантюры, а в Саудовской Аравии также отдают себе отчет в том, что последствия от войны с ИРИ для всего региона абсолютно непредсказуемы», — заключил Крылов.

Источник: Daily Storm

 

Московский государственный институт международных отношений

Международная жизнь

Министерство иностранных дел Российской Федерации.