Главное

Международная аналитика

 

Международная аналитика - 2016. Выпуск 4

 

«ОДКБ в новой системе координат глобальной международной безопасности. Новые вызовы и угрозы безопасности для государств ОДКБ и формы реагирования на них»

Доклад директора Института международных исследований МГИМО МИД России А.А. Орлова на заседании НЭС ОДКБ 30 мая 2016 года.

Спецификой современного момента исторического развития является происходящее в режиме реального времени кардинальное изменение геополитической картины мира. Завершился период партнерских отношений между Россией и Западом, занявший порядка трети века и начавшийся еще в последние годы перестройки в СССР. На смену партнерству приходит новая структура международных отношений, которая, вероятно, будет построена на гораздо более прагматичных началах, лишенных необоснованных иллюзий и завышенных ожиданий, прежде всего с нашей стороны.

Новая структура пока до конца не сформировалась, но основные её черты и характеристики просматриваются вполне рельефно.

Ясно, что однополярный, американоцентричный мир себя не оправдал и оказался абсолютно не эффективным. Хотя в Вашингтоне и столицах основных его сателлитов с этим, вероятно, не согласятся. Этот мир окончательно разбалансировал всю систему международных отношений, что выразилось в невиданном прежде количестве региональных и локальных конфликтов, а в последние два года и в возвращении прямой конфронтации между Россией и Западом, которую, кто аллегорически, а кто и прямо называет второй «холодной войной». США даже не скрывают, что вернулись к политике «сдерживания» России, от которой, по правде говоря, не на словах, а на деле никогда и не отказывались. Многие эксперты пророчат возобновление в полном объеме гонки вооружений, причем, по мнению ряда из них, она уже началась. Идет ползучее разрушение системы договоров в сфере ограничения вооружений и разоружения, определявших международную стабильность в конце ХХ – начале ХХ1 веков. Вновь на горизонте забрезжила угроза глобального термоядерного конфликта, существенное сокращение которой всегда преподносилось как одно из главных достижений постбиполярного мира.

Международные отношения продолжают усложняться, а их развитие становится настолько труднопредстказуемым, что последовательность и характер событий сложно спрогнозировать даже на ближайшую перспективу.

При этом возможности исторического Запада господствовать в современном мире объективно постоянно сокращаются. Время его полутысячелетнего господства, видимо, подходит к концу. Это касается и экономики, и политики, и военной сферы, и культуры, и идеологии, и моральных ценностей, многие из которых едва ли можно отнести к таковым по целому ряду объективных критериев. Происходит перераспределение потенциала влияния в мире в пользу государств Востока и особенно Азиатско-Тихоокеанского региона. Соответственно изменяется привычное соотношение сил между государствами, хотя происходит это постепенно, а поэтому малозаметно для обывателя, прежде всего на Западе, занятого решением своих житейских проблем.

Важными элементами нового полицентричного мира становятся новые геополитические или крупные региональные игроки, такие как Китай, Индия, Бразилия, Индонезия, Иран, Турция, ЮАР, Саудовская Аравия, Мексика и другие. Формируются новые, неклассические объединения государств, самым заметным из которых является БРИКС.

Одновременно позиции традиционных лидеров, стоявших за спиной США – Великобритании, Франции, Германии – ослабевают. Особенно это заметно на фоне перешедшего в фазу многолетней стагнации мирового финансово-экономического кризиса, который особенно сильно поразил «старую» Европу. Возможно, еще в полной мере не трещит по швам, но совершенно точно испытывает серьезные проблемы Евросоюз, формально ради заключения договора об ассоциации с которым разразился кризис на Украине. Даже если т.н. «брексит» не приведет к выходу Великобритании их Евросоюза, прецедент будет создан: сама возможность выхода из ЕС станет не абстрактной, а вполне реальной.

Налицо углубление глобальной конкуренции, которая также усиливает нестабильность мировой системы. Конкуренции за природные ресурсы– газ, нефть, другие полезные ископаемые, воду, и за человеческий, как сейчас говорят, капитал.

Неолиберальная глобализация, что вполне очевидно, не в состоянии купировать негативные тенденции мирового развития. Они только обостряются. Курс на создание по инициативе и под эгидой США двух партнерств – Транстихоокеанского и Трансанлантического – можно рассматривать как начало глобальной перестройки мировой финансово-экономической системы под интересы Вашингтона и отказ от прежней системы, одним из стрежневых элементов которой была ВТО, в которую Россия с упорством, достойным лучшего применения, стремилась попасть в течение без малого двух десятилетий.

Два года назад, когда произошел поддержанный, а, по сути, срежиссированный Западом госпереворот на Украине, было трудно объективно оценить, является ли обострение его (Запада) отношений с Россией случайностью или закономерностью. Сегодня можно уверенно говорить о том, что Запад сделал выбор в пользу конфронтации с Россией не спонтанно, а вполне осознанно. Это – долговременный выбор. Какова конечная цель этой политики – до конца не ясно до сих пор. Если она в том, чтобы согнуть, сломать Россию, привести к власти у нас, как на Украине, некое марионеточное правительства, то это, мягко выражаясь, недальновидная и опасная политика. При этом необходимо учитывать, что тенденции, определяющие мировую политику, складываются надолго и для того, чтобы их переломить, нужно и время, и явно выраженная, устойчивая политическая воля. Как это было в период разрядки между Востоком и Западом, уходящей своими корнями в конец 60-х годов прошлого века.

К сожалению, можно утверждать, что курс Запада на конфронтацию с Россией – это новая геополитическая реальность, исходя из которой мы должны выстраивать свою политику. И никаких признаков отхода от этого курса не просматривается. Об этом ясно говорят, в частности, итоги саммита «группы 7» в Японии, завершившегося на прошлой неделе. Там подтвердили, что Запад не намерен отказываться от антироссийских санкций, а, напротив, даже допускает их дальнейшее ужесточение. У нас, на мой взгляд, слишком мало говорят о юридической природе санкций. Санкции, если они введены не по решению Совета Безопасности ООН, - это вид агрессии, в данном случае экономической. И их необходимо воспринимать только так, и никак иначе. Введя экономические санкции против России, Запад переступил невидимую «красную линию», разделяющую мир и иное состояние международных отношений, которое, может быть, пока в полной мере не война, но уже и не полноценный мир.

Любые наши самостоятельные действия на международной арене, в основе которых лежат наши национальные интересы, встречают жесткую оппозицию Запада, который, как пылесос, «засасывает» в зону своего влияния и контроля всё новые государства и территории. Последний пример – подписание документа о присоединении к НАТО Черногории, несмотря на активные протесты, возможно, большей части населения этой страны. На очереди, судя по всему, – Сербия. Это, как можно предположить, – составные элементы борьбы за контроль над Средиземным морем. Потом могут быть предприняты практические шаги по включению в альянс Украины, Грузии и Молдавии. Дальнейшей его целью вполне может стать и Азербайджан.

Всё это, конечно, не сиюминутная, но вполне реальная перспектива. Перспектива, которая может напрямую затронуть ОДКБ.

Запад добивается своих целей разными путями – через подкуп элит, организацию «цветных» или каких-то еще революций, информационные войны, провоцирование разноплановой нестабильности, в том числе экономической.

Мы, со своей стороны, не скрываем, что заинтересованы в безблоковом мире. Об этом неоднократно заявлялось с самых высоких трибун. Но в настоящее время такой мир нереален. НАТО идет по пути своего расширения, укрепления внутриблоковой дисциплины, роста военных расходов, значительного увеличения числа совместных учений, в том числе в непосредственной близости от российских границ, в целях качественного повышения уровня взаимодействия и согласованности действий контингентов стран-членов. Самостоятельность членов альянса в современных условиях – это иллюзия. Даже крупные государства – члены НАТО не способны ныне на проведение независимой политики, как это было в эпоху Де Голля, Брандта и других знаковых фигур европейского Запада. Вашингтон, а не Брюссель, окончательно стал истинным центром альянса.

В жестких условиях прессинга, которому подвергается Россия, причем по самым различным направлениям – от политики и экономики до спорта,  нам не остается ничего другого, как реагировать на это, в чем-то даже повторяя опыт НАТО.  Сохраняя приверженность демократическим принципам, заложенным в основу деятельности ОДКБ, организация должна в то же время значительно повысить уровень своей внутренней консолидации, согласованность действий ее членов на международной арене. Одновременно надо быть готовыми к тому, что Запад продолжит проведение в отношении ОДКБ своего традиционного курса, но будет делать это более решительно и целеустремленно. О чем идет речь? Он (Запад) будет стремиться поколебать внутреннее единство организации, вычленить и оторвать от нее «слабые звенья», сеять семена взаимного недоверия и подозрительности. Такой линии необходимо противопоставить дух союзничества, твердое осознание того, что в нашем единстве – сила.

Расчеты на то, что совместная борьба с международным терроризмом может стать детонатором восстановления нормальных отношений с Западом в полной мере не оправдались. Не отвергая возможность сотрудничества по отдельным направлениям, Запад в то же время постоянно акцентирует, что намерен неуклонно добиваться реализации своих целей в главном. Нам надо это учитывать и действовать симметрично.

Сегодня полем сложной военно-политической игры является Сирия. Наши оппоненты выстраивают здесь замысловатую комбинацию, стремясь максимально принизить роль России в разгроме террористических бандформирований, ведя с нами активную информационную войну, в которой они не брезгуют ничем, вплоть до откровенной лжи и подтасовок, и продолжая изображать президента Асада и законные вооруженные силы Сирии как неких современных варваров, ведущих бесчеловечную войну с собственным народом. При этом роль истинных организаторов сирийской трагедии – американских и европейских кукловодов, местных «демократических» марионеток, материальных и финансовых спонсоров – прежде всего Турции и Саудовской Аравии, искусно камуфлируется и подгоняется под заданные западным агитпропом параметры.

В последние недели ситуация в Сирии и Ираке приобрела новую динамику. Видимо, понимая, что «свалить» режим Асада в ближайшее время нереально, США перешли к действиям, напоминающим по своей внутренней логике последние месяцы войны с фашистской Германией. Задача состоит в том, чтобы захватить как можно больше территории, в максимальной степени воспользовавшись плодами победы, добытой в значительной степени «чужими руками». Если проамериканские курды возьмут "столицу" ИГИЛ[i] Ракку, пока войска Асада несколько завязли под Алеппо, а правительственные войска в Ираке освободят нефтеносные районы и некоторые крупные города, то можно будет громогласно заявить, что победа над ИГИЛ одержана проамериканской коалицией при решающей роли США. В последующем это даст возможность организовать новое давление на Асада и Россию.   

Куда направятся боевики ИГИЛ из Сирии и Ирака в случае их разгрома в этих странах? Это сегодня весьма важный вопрос, в т.ч. и для ОДКБ. Если в Афганистан с последующей массовой инфильтрацией на территории сопредельных центральноазиатских государств – это один сценарий, причем, видимо, наиболее опасный. Если в другие места, прежде всего в Ливию, где боевики ИГИЛ уже обосновались, и далее в нефтедобывающие страны Африки, в частности в Нигерию, где мусульманские экстремистские организации существуют давно и могут быть плацдармом для ИГИЛ, - это другой сценарий, менее тревожный для нас. 

Второй сценарий на сегодня представляется более вероятным, поскольку нефть для ИГИЛ – это деньги, возможность самофинансирования при минимальной спонсорской помощи извне. То есть возможность выживания.

Тем не менее, такая перспектива не должна расслаблять ОДКБ. Если реализуется этот сценарий, то речь может идти только о временной передышке, которую целесообразно использовать максимально рационально. Не секрет, что международные террористы продолжают рассматривать центральноазиатские государства в качестве резервной площадки, а также плацдарма для дальнейшей экспансии, в т.ч. в направлении ряда регионов России.

Не следует упускать из вида и то обстоятельство, что страны Центральной Азии и Казахстан остаются под прицелом Запада, который руками своих сторонников в этих государствах может постараться осуществить в ряде из них революции по украинскому рецепту, с местными «майданами» и задействованием хорошо известных сегодня приемов стремительного захвата власти, воспользовавшись, в частности, преклонным возрастом лидеров ряда государств этого региона.

В условиях нагнетания напряженности вблизи границ России, размещения в ряде соседних с нами стран элементов ЕвроПРО, Запад в ближайшей перспективе вряд ли обойдет своим вниманием и Белоруссию.

Необходимо внимательно следить за развитием ситуации в Нагорном Карабахе, который, при известных обстоятельствах, может стать  своего рода «разменной монетой» в военно-политической игре Турции в Кавказском регионе и в контексте сирийского конфликта.

Все, о чем сказано выше, либо уже реальность, либо может быстро стать реальностью. В таких непростых условиях нам придется жить  в ближайшие годы.     

Какой могла быть линия действий ОДКБ в этой ситуации?

Первое. Необходимо постоянно повышать уровень внутренней консолидации. Возможно, это главное.

Второе. Следует продолжать наращивать потенциал совместных действий стран-членов в кризисных условиях, в том числе по противодействию террористической угрозе. Напомню в этой связи, что американцы постоянно ставят перед своими партнерами по НАТО вопрос об увеличения их вклада в общие усилия альянса, в том числе и в финансовом плане.

Третье. Нужно активно развивать сотрудничество с нашими потенциальными союзниками в азиатском регионе, прежде всего с Китаем, Индией и при известных обстоятельствах Ираном. Возможно, следовало бы продумать вопрос об ассоциированном членстве в ОДКБ или введении категории партнера ОДКБ.

Четвертое. Не следует отказываться от возможности взаимодействия с НАТО или его отдельными членами  по тем вопросам, где они готовы к сотрудничеству, в частности по проблематике противодействия международному терроризму, наркотрафику и оргпреступности.

Пятое. В информационно-пропагандистском плане, несмотря на активное противодействие Запада, нам необходимо стремиться закрепить за Россией образ великой миролюбивой державы, а за ОДКБ – имидж оплота дружбы и стабильности в зоне ответственности организации, прежде всего в Центральной Азии.

Информационно-пропагандистская работа обязательно должна быть наступательной, нестандартной, трудно предсказуемой для наших оппонентов. Их нужно лишить инициативы,  поставить в положение  реагирующих, отвечающих на наши вопросы, а не задающих их нам.



[i] ИГИЛ - запрещенная в России террористическая организация.

 

 

 

Московский государственный институт международных отношений

Международная жизнь

Министерство иностранных дел Российской Федерации.